Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/vermi51/public_html/igonin.php:1) in /home/vermi51/public_html/pre-header.php on line 14
Разведение и использование дождевых червей - Верми-ферма
Рейтинг@Mail.ru

Разведение и использование дождевых червей

Разведение и использование дождевых червей

ОГЛАВЛЕНИЕ

К читателю
Дождевые (земляные) черви и их экологическое значение
Дождевые черви – главные воспроизводители плодородия почвы
Условия обитания дождевых червей
Дождевые черви и плодородие почвы
Первые опыты органического земледелия
Гумус почв и его свойства
Биогумус и его свойства
Зарубежный опыт культивирования дождевых червей
Разведение червей и производство биогумуса в России
Компостирование органикосодержащих материалов
Технологические черви и способ их получения
Заготовка диких дождевых червей для заселения культиваторов
Культивирование (размножение) дождевых червей на садовом участке
Как подготовить червей к перезимовке
Промышленное культивирование червей
Как использовать биогумус
Условия сохранения червей в почве
Дождевые черви – полноценный белок для промышленного животноводства и рыбоводства
Как отделить червей от субстрата перед скармливанием животным
Нетрадиционные методы приготовления органических удобрений
Заключение
Некоторые критические замечания автора о вреде неразумного использования
химических  удобрений и ядохимикатов
Химизация сельского хозяйства и её влияние на здоровье людей и животных
Химизация сельскохозяйственного производства – фактор, разрушающий почву
и снижающий её плодородие
Для вас, садоводы
Биологическая защита сада-огорода от вредителей
Некоторые полезные советы садоводам и огородникам

К  читателю
Почему почвы в наших полях истощаются? Ответ на этот вопрос найден. Причиной истощения почв явилась политика бездумной химизации сельскохозяйственного производства. Длительная интенсивная химизация полей уничтожила животных почвенного сообщества – основных воспроизводителей плодородия почвы, и оно стало неуклонно снижаться, а страна – испытывать недостаток продовольствия.
Положение, однако, не безнадёжно: дождевые черви, как оказалось, очень легко поддаются одомашниванию. Одомашненные черви – великолепные переработчики различных органикосодержащих отходов в превосходное экологически чистое гумусное удобрение для полей, непревзойдённое по своему качеству – "хлеб" для растений. Это гумусное удобрение должно производиться в специальных культиваторах червей: ящиках, контейнерах, специально оборудованных площадках, цехах. Оно вносится в почву вместе с червями и их коконами. Большая часть червей при этом гибнет, но какая-то часть их сможет приспособиться к новым условиям обитания, и почвы вновь станут заселяться червями. Круговорот воспроизводства почвенного плодородия, таким образом, будет восстановлен. В дальнейшем следует поддерживать и наращивать плодородие почв сменой возделываемых культур. Сочетание этих двух способов повышения плодородия почв и составляет основу биологического земледелия.

С уважением автор,
Игонин Анатолий Михайлович

Дождевые (земляные) черви и их экологическое значение
Дождевые черви – главные производители плодородия почвы
Дождевые (земляные) черви – крупные почвенные беспозвоночные животные, самые древние и многочисленные на земле. Только на территории России их насчитывается около 100 видов. Они – главные санитары земли, гаранты здоровья и благополучия всего живущего на ней. Питаются они мёртвыми разлагающимися растительными тканями, поступающими в почву в виде опада, корневых и пожнивных остатков.
В процессе переваривания растительных остатков в пищеварительном канале червей формируются гумусные вещества. Они отличаются по химическому составу от гумуса, образующегося в почве при участии только микрофлоры. В пищеварительной трубке червей развиваются процессы полимеризации низкомолекулярных продуктов распада органических веществ и формируются молекулы гуминовых кислот, которые образуют комплексные соединения с минеральными компонентами почвы (гуматы лития, калия, натрия – растворимый гумус, гуматы кальция, магния, других металлов – нерастворимый гумус), долго сохраняющиеся в почве в виде стабильных агрегатов, водоёмких, водостойких, гидрофильных и механически прочных. Поэтому деятельность червей замедляет вымывание из почвы по-движных питательных веществ и препятствует развитию водной и ветровой эрозии. В копролитах червей естественных популяций содержится 11–15% гумуса на сухое вещество.
В естественных местах обитания дождевых червей (луга, пастбища, пашни), плотность их популяции (заселения) варьирует от 100 до 20000 особей на 1 м2, а биомасса – от 100 до 400 г/м2, что весомее пасущегося на этой площади скота.
Есть у червей и другая специфическая особенность, весьма полезная для земледелия. Связана она с их уникальной способностью мелиорировать и структурировать почву. За летний период популяция из 50 червей в пахотном слое почвы на 1 м2 прокладывает километр ходов и выделяет на поверхность копролиты слоем 3 мм. Ещё больше их остаётся в толще почвы. Каждый червь пропускает через пищеварительный канал за сутки количество почвы, равное массе его тела. Если средняя масса червя 0,5 г, то при количестве их 50 особей на 1 м2 (500000 на 1 га) за сутки на площади 1 га ими перерабатывается 250 кг почвы. В средней полосе активная деятельность червей продолжается 200 дней в году. Следовательно, за сезон они могут переработать на гектаре 50 т почвы, обеспечив её гумусом. Основателен вопрос: какими техническими средствами можно выполнить за год такую гигантскую плодотворную работу по структурированию и гумусированию почвы? Нет таких сил и средств! И сравниться с червями в этой их благотворной деятельности никто и ничто не может. Это их деятельностью созданы значительные некогда чернозёмы России.
Из сказанного ясно, что самым очевидным признаком здоровья почвы, её высокого плодородия является наличие в ней дождевых червей. Чем их больше в почве, тем она более функционально здорова. Это должно быть осознано и принято "на вооружение" в интересах воспроизводства плодородия почвы всеми земледельцами.
Условия обитания дождевых червей
В естественных условиях обитания, видовой состав и численность дождевых червей зависят от типа почвы. На пастбищах, в суглинках, лёгких суглинистых и супесчаных почвах численность их бывает максимальной и составляет до 450 особей на 1 м2, в глинистых – значительно меньшей, до 230, и в кислых наименьшей – 25 особей на 1 м2.
Оптимальные условия для размножения навозных червей складываются при температуре 15–22°C, влажности 60–70% и кислотности среды 7,З–7,6 pH.
Очень велика потребность земляных червей в азотсодержащей органике. Запасы её в почвах
ограничены. В богатом азотом субстрате темпы индивидуального роста и плодовитость червей резко увеличиваются. Это является одной из причин их концентрации в экскрементах травоядных животных и высокой численности на пастбищах.
Отмечена избирательность червей к разным видам листового опада. Факторы, определяющие избирательность червей в отношении к нему, до сих пор полностью не выяснены. Высказывается мнение, что черви предпочитают пищу, более богатую азотом.
Черви заглатывают не только перегной, содержащий детрит (ткани отмерших растений), но и бактерии, водоросли, споры грибов, простейших и нематод. Почвенная микрофлора и микрофауна являются основным источником азота для земляных червей, они почти полностью перевариваются в их пищеварительной трубке и практически отсутствуют в копролитах.
Количество бактерий в почве огромно. Один грамм подзолистой почвы на целине содержит 300–600 млн. микробов, а один грамм окультуренных чернозёмов и серозёмов – до 3 млрд. Общая живая масса этих микробов составляет примерно 5–10 т на 1 га пахотного слоя. Ещё большая масса – отмерших, но ещё не успевших разложиться клеток микроорганизмов. В навозных компостах количество их
больше. Дождевые черви и другие почвенные животные выступают в этом круговороте веществ как регуляторы деятельности микроорганизмов.
Разложение клетчатки и переваривание азотсодержащих соединений растительных остатков и микробных клеток приводит к обогащению органики почвы азотом, калием, кальцием, фосфором, магнием, микробами, выделяющимися с копролитами.
Пищевой рацион дождевых червей определяется не только качеством пищи. Он зависит и от многих других условий: гидротермических, кислотности среды, засолённости почвы, плотности популяции и т. д. Особенно важным условием для жизни червей является достаточная влажность субстрата. Влажность почвы ниже 30–35% тормозит их развитие, а при влажности 22% они погибают в течение недели. При выращивании дождевых червей в лабораторных условиях максимальная масса и производство коконов достигаются при влажности субстрата, равной 70–85%, т. е. близкой к содержанию воды в теле червя.
В среде с кислотностью 5 рН (кислой) или более 9 рН (щелочной) все черви погибают в течение недели. Оптимальной для их роста является нейтральная среда, с кислотностью 7 рН.
Считается, что в умеренных широтах период активной деятельности червей продолжается 6,5–7 месяцев. Они не уходят в глубокие слои почвы, пока она не промёрзнет на 5–6 см и не появится снежный покров в 8–10 см, т. е. пока зима не установится окончательно. Кроме того, достаточно оттепели, чтобы черви перешли в активное состояние, причём они могут выползать даже на снег. Но, как правило, черви при 5°C освобождают кишечник и близки к состоянию зимнего покоя (не питаются). Они уходят в глубокие слои почвы и впадают в "спячку". Весной черви возобновляют свою активность за 10–15 дней до исчезновения мёрзлого слоя, т. е. "просыпаются" сразу, как только вешние воды и тёплый воздух начнут проникать к ним через почвенные поры в глубокие слои.
Концентрация растворимых солей более 0,5% смертельна для червей. Однако соли, используемые для коагуляции жидких органических удобрений, такие как углекислый кальций, углекислое железо, сернокислый алюминий, хлорное железо, безвредны даже при более высокой концентрации.
Дождевые черви очень плодовиты. Каждая половозрелая особь, например, навозных червей, откладывает за летний период по 18–24 кокона. В каждом коконе находится от 1 до 21 яйца. Через 2–3 недели из яиц вылупляются новые особи, а ещё через 7–12 недель "новорождённые" уже сами способны приносить потомство. Взрослые особи живут 10–15 лет, длина их составляет от нескольких до десятков сантиметров, а масса – до десятка граммов. Молодые особи по достижении половой зрелости весят до
1 г.
При недостаточном питании рост и развитие червей сильно замедляются, гибель их резко нарастает. Быстрое размножение дождевых червей, неприхотливость к условиям питания и содержания, быстрый прирост биомассы и высокий процент белка в их теле обуславливают возможность и необходимость их массового воспроизводства промышленным способом с относительно малыми затратами, большой рентабельностью и экологичностью.
Дождевые черви и плодородие почвы
Первые опыты органического земледелия
Как же сказывается деятельность червей на урожайности сельскохозяйственных культур? Изучением этого вопроса в Литве занималась О. П. Атлавините (1975). Она показала, что на неудобренных дерново-подзолистых супесчаных почвах урожай ячменя при наличии в вегетационных сосудах 4-ёх дождевых червей повысился на 30%, 8-ми – на 58,5%, 16-ти – на 73,1%, 30-ти – на 219,5%, 60-ти – на 366,7%, по сравнению с контролем. Урожайность клевера, на такой же почве, возросла при наличии в вегетационных сосудах 10-ти червей на 113,7%, 20-ти – на 172,7%, 40-ка – на 186,4%.
В полевых опытах при плотности популяции червей в дерново-подзолистой супесчаной почве 400–500 особей на 1 м2 урожайность ячменя в зерне повысилась на 78–96%, ржи – на 21,2–51,9%, по сравнению с контролем. При этом качество зерна повышается (увеличивается содержание кальция).
Огромное практическое значение имеют результаты уникального полувекового эксперимента звеньевого Б. Донбаева из колхоза имени Куйбышева Чимкентской области, описание которого приводится в книге Е. И. Базарова и Ю. А. Широкого "Агрозооэнергетика" – М., 1987. По представлению Донбаева, вмешательство человека в жизнь почвы должно быть разумным, строго дозированным, щадящим, не наносящим ей вреда. Он сделал ставку на активизацию естественных процессов восстановления и накопления почвенного плодородия, рассуждая так: "Растениям нужен азот, а ведь его очень много в воздухе. Необходимы им фосфор, калий, другие элементы, которых не хватает в пахотном слое, но до-статочно в глубине грунта". В поисках растения, способного добывать питание "сверху" и "снизу", звеньевой остановил свой выбор на люцерне. Эта культура запасает в земле азот, а её корни проникают на глубину до 20 м, "выкачивают" оттуда влагу и полезные вещества. Донбаев размещает её в кормовом севообороте ежегодно как основную культуру, а в смешанных посевах – и как подпокровную. Люцерна высевается с зерновыми колосовыми, кукурузой, горохом или соей. В итоге каждый вегетационный период на опытном участке возделываются четыре культуры, но каждая – вместе с люцерной, которая и остаётся после уборки. В смешанных посевах люцерна "работает" не только на себя, но и на "соседей", щедро делясь тем, что добывает и сверху, и снизу. У Донбаева, как это видно, почва живёт по законам естественных природных процессов. О её здоровье свидетельствуют прекрасная почвенная микрофлора и огромная популяция дождевых червей (более 3,5 млн. особей на 1 га). Благодаря этому почва при весьма интенсивной эксплуатации остаётся плодородной, чистой, хорошо оструктуренной.
Результат? На поливе люцерна первого и второго годов пользования даёт 390 ц/га сухого сена. Всего же Донбаев получает с гектара по 20,5 т кормовых единиц в год. И это, подчеркнём, без междурядных обработок, без внесения минеральных удобрений и пестицидов. Но несмотря на большой вынос элементов, в котором принимают участие и сопутствующие культуры (кукуруза, озимые, горох, соя), корневая система люцерны накапливает в почве питательных элементов больше, чем было до посева. За три года в 60-сантиметровом горизонте на 1 га накапливаются около 4 т азота, до 1 т фосфора и до 2 т калия. А вот на контрольных кормовых угодьях того же колхоза, возделываемых по обычной технологии, показатели значительно хуже, например, накопление азота в 10 раз меньше. Агрохимические анализы, испытания, разнообразные исследования, заверенные официальными актами, подтверждают достоверность приведённых данных. Положительную оценку этой эффективной и экологически чистой технологии производства кормовых культур дали специалисты Казахского института земледелия и Почвенного института им. В. В. Докучаева, многие видные учёные и специалисты.
Таковыми, в основном, были научные представления в нашей стране о значении дождевых червей в почвообразовании и обогащении почвы гумусом. Сведения технологического характера отсутствовали.
Успехи Донбаева, а также земледельцев стран Западной Европы, США, Японии, где широко
осваивается органическое земледелие, побудили многих российских земледельцев отказаться от химических удобрений и пестицидов как единственных средств, повышающих продуктивность полей, и перейти на биологическое воспроизводство плодородия почвы. Одним из последователей этого метода является Константин Григорьевич Назаров, который в 1991 году стал фермером в Новобурасском районе Саратовской области. Более тридцати лет он проработал агрономом в колхозе и понял, что выращивать зерновые старыми методами не годится. Корреспонденту журнала "Новый фермер" (лето 1994 г.) Виктору Пинегину он рассказал, что земля (без малого 400 га) досталась ему изрядно засорённая и истощённая. Прежде всего он решил очистить её от наиболее злостных многолетних сорняков, так как они съедают до половины питательных веществ, предназначенных для культурных растений, и этим сводят на нет все усилия, обесценивают затраты.
Уже четвёртый год подряд половину своей земли Назаров отводит под чистый пар, считая, что это самое естественное, простое и недорогое средство очищения её без какой-либо химии. Вторую половину земли он занимает озимой пшеницей. По его мнению, такая двуполка экономически не самый эффективный севооборот, но это временная мера. После очищения полей от сорняков можно и нужно преобразовать севооборот в четырёх-, а то и пятипольный, добавив по полю яровых зерновых, крупяных (гречиха, просо) и подсолнечника.
В паровых полях Назаров выполняет до восьми обработок за сезон, подрезая поросль сорняков культиватором КПС-4. Это очищает почву лучше любого гербицида, а в пахотном слое при культивациях накапливается много питательных элементов в доступных для растений формах. В пары он вносит молотый гипс в дозе 8 т/га, чтобы улучшить физические свойства почвы. Ко времени посева озимых (конец августа), почва подходит готовой к высокому урожаю. Посев ведётся с полной нормой высева (до 6 млн. всхожих семян на 1 га) сеялками СЗП-3,6.
Ну а минеральные удобрения? Практически, Назаров обходится без них. Лишь ранней весной, когда растения озимой пшеницы выходят из-под снежного покрова сильно ослабленными, вносит вразброс 20 кг действующего вещества азотных удобрений на 1 га (около 1 центнера сульфата аммония). Основную же пищу почва получает от разложения в ней соломы, которую Назаров сразу, при уборке зерна, разбрасывает по полю и неглубоко запахивает.
Оба комбайна у фермера – без измельчителей, поэтому уборку он ведёт на высоком срезе, что намного упрощает и облегчает работу молотильного агрегата, снижает травмируемость зерна. К тому же солома при последующей запашке равномернее распределяется в верхнем слое почвы, играет роль мульчи, снегозадержания и удобрения. На каждом гектаре у Назарова в почву поступает до З–4 т соломы ежегодно, и она при разложении оказывает такое же действие, как 20–25 т хорошего навоза.
Как видно, агротехника Назарова проста, но при тщательном выполнении каждой операции гарантирует ежегодное получение, по крайней мере, 35 ц/га зерна без всякой химии. В 1992 году он собрал с каждого из 250 га по 40 ц зерна, в 1993 г. – по 41 ц с 210 га. Причём это прекрасное, экологически чистое зерно лучших в зоне сортов озимой пшеницы "Саратовская–90" и "Саратовская–8". "Своим зерном я обеспечиваю потребности в хлебе не менее 500 человек в течение года", – заметил фермер.
Вот другой пример, подробно описанный Виктором Пинегиным ("Новый фермер", 1994, № 2). В фермерском кооперативе "Альтернатива" Увельского района Челябинской области уже четвёртый сезон не тратят деньги на минеральные удобрения и пестициды, но урожаи зерна здесь всегда намного выше, чем в соседних хозяйствах. В чём секрет? В доннике – полузабытой бобовой культуре, которую некоторые считают даже сорняком. Введение её в севооборот позволило фермерам снять множество проблем, экономить на производственных затратах и даже получать солидные незапланированные доходы.
Руководитель кооператива Виталий Петрович Реутов – глубокий знаток южноуральского земледелия. Из рассказов стариков, дореволюционных публикаций он узнал, что местные крестьяне издавна сеяли здесь донник под покров зерновых. "Почему сейчас это забыто?" – недоумевал он. С 1989 года, когда Реутов с шестью единомышленниками создал кооператив, до трети (из 1800 га) пашни в нём отводится под посевы донника, т. е., по крайней мере, каждое третье-четвёртое поле в хозяйстве ежегодно отдыхает, готовясь к высоким урожаям. Правда, в первые два года фермеры вносили немного "минералки", чтобы хоть частично подкормить истощённую почву. И получали урожаи зерна на уровне средних по району – 10–12 ц/га. Ну а потом в полную силу "заработали" поля, вышедшие из-под донника (а за полтора года жизни его посевы накапливают на гектаре до 200 кг чистого азота, что равноценно внесению 5–6 ц аммиачной селитры).
1991 год выдался сильно засушливым, хозяйства района собрали всего по 3 ц/га зерна, а в "Альтернативе" – 18 ц/га! "В тот страшный год мы выручили семенами многие колхозы и совхозы в районе, – вспоминал Виталий Петрович. – Сберегли овсяную солому и продали её многим владельцам коров. При бескормице она, по сути, спасла поголовье коров в районе. Люди об этом помнят и дорогу к нам не забывают".
1992 год оказался дождливым, урожайным. Зерна в районе собрали в среднем 18 ц/га, а в "Альтернативе" – 33 ц/га. «Ну а прошлый год, – говорил Реутов, – лучше не вспоминать. Нескончаемые дожди в сентябре-октябре "смазали" всю уборку. С огромным напряжением сил давалась каждая тонна зерна». Результат же в среднем по району составил 14,4, а в кооперативе – 23,4 ц/га. Опять-таки донник сработал лучше минеральных удобрений. И позволил "Альтернативе" экономить только по этой статье расходов, по крайней мере, 50–70 тыс. руб. на каждом гектаре посева зерновых (в ценах лета 1993 г.). И не только это. Зелёную массу донника скашивали, подвяливали и убирали на сенаж рулонными прессами для хранения впрок. В 1992 году заготовили 3 тыс. т сенажа и почти всё продали. И выручили за него около 10 млн. руб. – почти столько же, что и за зерно. Но с зерновыми морока: весь год надо в поле крутиться. А на заготовке сенажа работы максимум 5–6 дней в году. Вот что даёт бобовая культура!
Конечно, для того, чтобы донник вот так, по-богатырски, сработал на урожай, его надо грамотно возделывать. Нежелание многих хозяйственников "возиться с бобовыми" тем и объясняется, что тут требуется высокая культура работы на земле. В хозяйстве "Альтернатива" его используют как подпо-кровную культуру. В первый год собирают нормальный урожай зерна – до З0–35 ц/га, а на второй год – полноценный укос донника. При этом донник в посеве с зерновыми хорошо подавляет сорняки мощной корневой системой, накапливает в почве много органической массы и азота.
Вот интересные данные Челябинской областной станции химизации, работники которой в октябре 1986 года измерили содержание доступного азота в слое почвы толщиной 40 см в колхозе им. Ленина Увельского района, где давно используют биологическое земледелие. Здесь на 1 килограмм почвы в чистом пару было накоплено 22–24 мг азота, после возделывания силосных культур – 4,5, гороха – 2,7, ячменя – 2,3, вики – 6,2, злаковых трав – 2,2, а донника – 22,1–24,3 мг. Как известно, если азота в почве 17 мг/кг и больше, то минеральных азотных удобрений уже не требуется, его достаточно на самый высокий урожай зерна.
В списке расходов "Альтернативы" отсутствуют и гербициды. Вся система агротехники, разработанная Реутовым, отлично подавляет сорняки.
С учетом исторического опыта местного земледелия Реутов разработал удивительный севооборот, в котором каждое поле к посеву зерновых подходит с повышенным уровнем плодородия, чистым и здоровым. А началось всё с донника, а точнее – с разумного и бережного отношения к земле. На что она без промедления ответила высокими стабильными урожаями. Своими успехами Реутов и его единомышленники доказывают, что вести биологическое земледелие не только возможно, но и эффективно, прибыльно, а получаемая продукция – экологически чистая.
"Фермер не может вести земледелие прежними высокозатратными методами, если он не хочет разориться, – пишет на страницах журнала "Новый фермер" (1993, № 4) заведующий Юрьев-Польским госсортоучастком Владимирской области Николай Андреевич Кулинский. – Думаю, многим фермерам поможет наш опыт, накопленный с 1986 года, когда мы начали отрабатывать некоторые элементы системы биологического земледелия для условий Ополья Владимирской области.
Эти условия характерны для многих областей Центра России. Почвы у нас – серые лесные, на тяжёлых суглинках, глубина пахотного слоя в 1986 году была 18–25 см, почвы кислые (5,1 рН). В среднем за год в местности выпадает около 480 мм осадков, в основном летом и осенью. Заморозки весной заканчиваются в третьей декаде мая, первые осенние нередки в первой декаде сентября. В нашей зоне традиционно возделывают неприхотливые холодостойкие культуры: ячмень, озимую пшеницу, овёс, клевер. Эти культуры мы свели в такой севооборот: 1-е поле – пар чистый, 2-е – озимая пшеница, 3-е – ячмень, 4-е – однолетние травы (вико-овсяная или горохо-овсяная смесь) с подсевом клевера, 5-е – клевер, 6-е – клевер, 7-е – озимая пшеница, 8-е – ячмень. Этот традиционный севооборот несложно трансформировать с учётом структуры производства, ввести в него другие культуры".
Здесь уже восемь лет практически не применяются пестициды, резко ограничено внесение минеральных удобрений, зато в полную силу работает разумный севооборот с двумя полями клевера, обогащающими почву азотом, солома, запахиваемая на удобрение, навоз в виде перепревшего компоста.
За счёт простых, возобновляемых в природе ресурсов идёт постоянное накопление плодородия почвы и, соответственно, растут урожаи. Если до 1986 года здесь выращивали зерна по 20–25 ц/га, то в 1992 году, например, зерна озимой пшеницы собрали 83 ц/га! Каждое очередное поле, идущее по ротации под посев зерновых, имеет более высокое плодородие, чем предыдущее. И если до 1986 года почвы участка были слитными, быстро заплывающими, плохо поддавались обработке, гумуса содержали в среднем 2,5%, то теперь физические свойства их заметно улучшились: они стали водо- и воздухопроницаемыми, и вся влага не сливается, как прежде, потоками, а просачивается в нижние горизонты, и почва при этом остаётся рыхлой. Образовался З0–40-сантиметровый слой рукотворного чернозёма, в котором дождевые черви, микроорганизмы активно перерабатывают солому, корневые и другие растительные остатки. Содержание гумуса (в среднем, по разным измерениям) уже превышает 3%.
Остаётся добавить, что эта низкозатратная и эффективная система "работает" не на мелких делянках, а на массиве площадью более 70 га (в севообороте восемь полей, размером по 9 га). И все полевые операции выполняет всего один человек – механизатор. Так что эта система напрямую ориентирована на фермеров. И многие из них начинают перенимать богатый агрономический опыт Н. А. Кулинского.
Интересный опыт по выращиванию экологически чистого картофеля представил в своём письме в журнал "Новый фермер" (1994, № 2) Павел Бражкин, фермер из г. Кудымкар Пермской области. Занимаясь маркетингом, он собрал много заказов на выращивание картофеля. Заказчики просили выращивать его "без химии". Для этого в своём хозяйстве он ввёл биологический севооборот, пересмотрел агротехнику, арендовал культиватор, чтобы отказаться от пестицидов. Отвели под картофель более 3 га на лучшем участке по пласту клевера, где, кроме того, с осени внесли по 50 т/га хорошего компоста из торфа и овечьего навоза. Картофель получил, таким образом, прекрасный агрофон и дал неплохой урожай, самый высокий в районе. Образцы клубней сдали на анализ в местную санэпидстанцию, а его результаты представили заказчикам. Те были полностью удовлетворены качеством картофеля.
В 1993 году картофель в районе уродил неважно, в основном из-за фитофторы, которая в самом начале лета погубила ботву у многих хозяев. А на биологическом поле Бражкина картофель прекрасно развивался весь сезон, кусты стояли мощные и здоровые. При среднерыночной цене 300 руб./кг картофель был продан заказчикам по 250 руб./кг, прибыль составила около 8 млн. руб.
Кроме того, в этом фермерском хозяйстве имелось в тот год 24 га озимой ржи, 16 га ячменя и овса, 10 га клевера и т. д. Эти поля сработали не так прибыльно. Но продукция удовлетворила заказчиков полностью.
Гумус почв и его свойства
В естественных условиях гумификация растительных остатков в почве осуществляется не только микробами и дождевыми червями, но и многими другими фитосапрофагами. Они создают мелкозернистость и рыхлость, влияют на физические свойства и структуру, на химические процессы, приводят к смешению химических элементов, их аккумуляции и стабилизации в форме гумусовых веществ, определяющих почвенное плодородие. Чем больше гумуса в почве, тем лучше водный, воздушный и тепловой режимы плодородного слоя, тем лучше питание растений, тем активнее идёт образование нитратов и углекислоты, необходимых для фотосинтеза и фиксации атмосферного азота живущими в корнеобитаемом горизонте микроорганизмами. Физико-химическое взаимодействие новообразованных гумусовых кислот с минералами предохраняет их от быстрого вовлечения в биохимический кругооборот и способствует закреплению гумуса в почве.
Органические вещества растительных остатков с помощью бактерий и червей превращаются в гумусные кислоты и фульвокислоты. В растительных остатках содержатся и так называемые "зольные элементы" – различные металлы, кремний и т. д. Гумусные кислоты и фульвокислоты взаимодействуют с металлами и образуют соли – гуматы и фульваты. Гуматы лития, калия, натрия растворимы, легко вымываются водой. Они же представляют наиболее ценную часть гумуса, легко доступную растениям. Гуматы кальция, магния, кремния и тяжёлых металлов нерастворимы и составляют ту часть гумуса, которую можно назвать консервами почвенного плодородия. Они накапливались в чернозёмах весь послеледниковый период. Эти гуматы способны растворяться под влиянием ферментов корневой системы растений, но в количествах, удовлетворяющих только их потребность. Они не подвержены гидролизу, но оказывают большое влияние на создание агрономически ценной, связной, водопрочной и пористой структуры, не подверженной влиянию эрозийных воздействий.
Особо следует подчеркнуть, что гуматы тяжёлых металлов ещё более устойчивы к гидролизу ферментами корневой системы растений и практически не усваиваются ими. Это есть главное экологическое свойство гумуса – связывание тяжёлых металлов в почве и предохранение всего живого на Земле от их токсического воздействия, в том числе связывание тяжёлых радионуклидов! Это защитное свойство столь же важно для всего живого, как и защитное свойство озонового слоя вокруг Земли. Чем больше гумуса в почве, тем ярче выражено такое буферное свойство почв: пищевая и кормовая продукция, выращенная на высокогумусных почвах, является экологически чистой.
Буферное свойство гумусных почв можно проиллюстрировать следующими данными. По расчётам академика В. А. Ягодина (1990), при ежегодном сжигании в мире 33 млрд. т угля вместе с золой рассеивается в атмосфере до 220 тыс. т урана и 280 тыс. т мышьяка (для сравнения: мировое производство этих двух металлов составляет соответственно 30 и 40 тыс. т в год). Кроме того, металлургические предприятия ежегодно выбрасывают на поверхность земли (с дымами) более 150 тыс. т меди, 120 тыс. т цинка, 90 тыс. т свинца, 30 т ртути, массу других металлов и многие миллионы тонн серной, соляной, азотной, фосфорной и других кислот. С выхлопными газами на поверхность почвы попадает более 250 тыс. т свинца. В процесс техногенного загрязнения окружающей среды вносит свой "вклад" и промышленность, производящая минеральные удобрения, в частности фосфорные. В почву попадают при этом все остальные элементы таблицы Д. И. Менделеева, включая кадмий, стронций, селен, фтор и т. п. Трудно себе представить массу этих и других элементов, попавших в почву хотя бы за послевоенный период. Но вселенской катастрофы и гибели всего живого не произошло. Отмечались лишь локальные болезни лесов, озёр, и только в северных регионах Канады, Скандинавии, Сибири, где в почвах мало гумуса. Регионы с большим содержанием гумуса в почве пострадали меньше, а в странах, где производство гумусных удобрений освоено достаточно широко, быстро произошло оздоровление почвы, животных и людей (США, Канада, Западная Европа, Япония, страны Южной Азии и другие).
Гумус – это "хлеб для растений". В нём сосредоточено 98% запасов почвенного азота, 60% фосфора, 80% калия и содержатся все другие минеральные элементы питания растений в сбалансированном состоянии, по природной технологии. В инертном гумусе пахотного слоя заключено до 87,5% энергии.
Наиболее богаты гумусом чернозёмы, в которых богатая травянистая растительность и активная деятельность микроорганизмов и дождевых червей способствуют обильному образованию гумусовых веществ, а высокое содержание глинистых минералов обеспечивает их закрепление в почве. Так формировался гумусовый фонд почвы – итоговый результат длительных (десятилетия и столетия) и разнообразных процессов разложения и консервации веществ растительного и микробного происхождения.
Запасы гумуса в почвенном покрове земли распределены неравномерно. Больше всего его в чернозёмах луговых степей – от 400 до 700 т/га, меньше – в почвах тундр и пустынь, всего 0,6–0,7 т/га (в тысячу раз меньше).
Гумус не только участвует в снабжении растений азотом, фосфором, калием и другими важными макро- и микроэлементами питания. Неоспорима его роль и в других важнейших процессах почвообразования и обеспечения плодородия почв, таких как предохранение почв от выветривания, создание их гранулярной структуры, снабжение растений необходимой для фотосинтеза углекислотой, биологически активными ростовыми веществами. Поэтому сохранение и приумножение запасов гумуса – одна из первоочередных задач земледельцев.
Агрономическая ценность гумуса в значительной степени определяется соотношением содержащихся в нём гуминовых кислот и фульвокислот. При преимущественном синтезе гуминовых кислот в почвах формируется чётко выраженный гумусовый горизонт, обладающий высоким плодородием. Такие почвы характеризуются водопрочной, водоёмкой структурой и гидрофильностью, они богаты органическими формами азота, фосфора и других элементов питания растений.
При интенсивном образовании фульватного гумуса почвы легко обедняются щелочными катионами, приобретают кислую реакцию среды, обесструктуриваются. Повышение плодородия этих почв связано с длительным окультуриванием и внесением больших доз биогумуса (до 100 т/га).
В гумусе сосредоточено огромное количество энергии. При её расчёте теплотворная способность гумуса для всех типов почв условно принимается равной 4000 калорий на 1 см2. Из изученных почв по энергетике гумуса резко выделяется чернозём – 20000 калорий в призме сечением 1 см2 и мощностью до 300 см. Гумус других типов почв характеризуется значительно меньшими запасами энергии – 4000–8000 калорий в том же объёме почвы. Если сравнить содержание энергии на 1 га земли, имеющем запас энергии в призме 4000 калорий, то общий её запас сопоставим с 50 тысячами литров бензина, а на чернозёмах – с 250 тысячами литров.
Огромные запасы аккумулированной в гумусе энергии играют чрезвычайно важную роль в самых разнообразных почвенных процессах. Гумус – основной источник энергии для процессов превращения в почве минеральных соединений, биосинтетических реакций, жизнедеятельности микроорганизмов, роста и формирования растений и т. д. Чернозёмы, как было отмечено, характеризуются преобладающей аккумуляцией энергии в гумусе (88% от общего запаса энергии на единицу площади), что связано с выдающимся и устойчивым плодородием чернозёмов.
Плодородие полей и огородов напрямую связано с количеством и качеством гумуса в почвах. Наиболее богаты им чернозёмы. В знаменитых чернозёмах Центрального и Северокавказского регионов содержалось 10–14% гумуса, а мощность слоя чернозёма доходила до 1 м.
Хорошо изучена важная роль гумусовых веществ как физиологически активных соединений для растений. Высокогумусированные почвы отличаются более высоким содержанием физиологически активных веществ. Гумус активизирует биохимические и физиологические процессы, повышает обмен веществ и общий энергетический уровень процессов в растительном организме, способствует усиленному поступлению в него элементов питания, что сопровождается повышением урожая и улучшением его качества.
В литературе накоплен огромный экспериментальный материал, показывающий тесную зависимость урожая от уровня гумусированности почв. Коэффициент корреляции содержания гумуса в почве и урожая составляет 0,7–0,8 (данные ВНИПТИОУ*, 1989). Так, в исследованиях Белорусского научно-исследовательского института почвоведения и агрохимии (БелНИИПА), увеличение количества гумуса в дерново-подзолистых почвах на 1% (в пределах его изменения от 1,5 до 2,5–3%) повышает урожайность зерна озимой ржи и ячменя на 10–15 ц/га. В колхозах и совхозах Владимирской области при содержании гумуса в почве до 1% урожай зерновых в период 1976–1980 годов не превышал 10 ц/га, при 1,6–2% составлял 15 ц/га, при 3,5–4% – 35 ц/га. В Кировской области прирост гумуса на 1% окупается получением дополнительно 3–6 ц зерна, в Воронежской – 2 ц, в Краснодарском крае – 3–4 ц/га.
Ещё более существенна роль гумуса в увеличении отдачи при умелом применении химических удобрений. Эффективность его при этом увеличивается в 1,5–2 раза. Однако необходимо помнить, что химические удобрения, внесённые в почву, вызывают усиленное разложение гумуса, что приводит к снижению его содержания.
Практика современного сельскохозяйственного производства показывает, что повышение содержания гумуса в почвах является одним из основных показателей их окультуривания. При низком уровне гумусовых запасов внесение одних минеральных удобрений не приводит к стабильному повышению плодородия почв. Более того, применение высоких доз минеральных удобрений на бедных органическим веществом почвах часто сопровождается неблагоприятным действием их на почвенную микро- и макрофлору, накоплением в растениях нитратов и других вредных соединений, а во многих случаях и снижением урожая сельскохозяйственных культур.
Биогумус и его свойства
Основным продуктом переработки компостов с помощью технологических червей является гумусное органическое удобрение (биогумус, червекомпост). В свежеприготовленном биогумусе (50% влажности) содержится 12–15% гумуса, а в абсолютно сухом – 30 (± 5)%. Такое гумусное удобрение (по данным многочисленных анализов в разных лабораториях и разных регионах) содержит (в расчёте на абсолютно сухое вещество) 0,8–2% азота, 0,8–2% пятиокиси фосфора, 0,7–1,2% окиси калия, 0,3–0,5% окиси магния, 2–3% окиси кальция и все необходимые для растений другие микроэлементы питания в сбалансированном по природной технологии виде в общем количестве 60–80 кг на 1 т абсолютно сухого удобрения. Но это ещё и микробиологические удобрение. Внесение его в почву нормализует развитие процессов, свойственных здоровой почве.
Гумусное органическое удобрение превосходит навоз и компосты по содержанию гумуса в 4–8 раз. Это его главное достоинство. Оно обладает и другими ценными свойствами, такими как большая влагоёмкость, влагостойкость, гидрофильность, механическая прочность гранул, отсутствие семян сорных растений, наличие большого количества полезной микрофлоры, различных ферментов, почвенных антибиотиков, гормонов роста и развития растений, витаминов.
Оно также отличается достаточным постоянством таких свойств, как рассыпчатость, регулируемая влажность, технологичность использования, прогнозируемость воздействия на урожайность культур, безвредность для почвы и получаемой с неё продукции, а также хорошей сочетаемостью с теми или иными химическими удобрениями, небольшими энергетическими затратами на производство, транспортировку и внесение в почву. В сочетании с мелиоративными и структурирующими почву свойствами, такое удобрение, выработанное по природной технологии, в условиях промышленного производства выигрывает по сравнению с любыми другими искусственными минеральными удобрениями, тем более с подстилочным навозом и компостом. В отличие от навоза и компостов, оно не обладает инертностью действия: растения и семена их весьма отзывчивы на него, а урожайность резко возрастает пропорционально его количеству. Например, одна тонна подстилочного навоза, внесённая в почву, даёт прибавку урожая 0,3 ц зерновых единиц за ротацию, а одна тонна гумусового удобрения (50% влажности) – 3–4 ц в год использования и ещё столько же за последующие четыре года. Вегетационный период у растений сокращается на 10–14 суток, что весьма важно для Нечерноземья, Сибири и Дальнего Востока.
По овощам продуктивность ещё выше. В условиях тепличного комбината "Весна" Ужгородского района Закарпатской области прибавка урожая на каждую тонну гумусного удобрения (50% влажности) составила, по огурцам, более 1 т, по семенному картофелю – 800 кг. Плодоовощная продукция, полученная с его помощью, обладает наивысшими органолептическими (вкусовыми и пр.) качествами, длительно хранится.
Это удобрение не теряет рентабельности при перевозках на многие сотни километров от мест производства и поэтому может являться предметом экспорта-импорта. Оно позволяет существенно сократить сроки накопления гумуса в почве, быстро возродить её плодородие, сделать устойчивой к ветровой и водной эрозии.
Наконец, промышленное производство гумусных удобрений – это единственный способ быстрого ремонта огромных площадей наших полей, отравленных в своё время обезвоженным аммиаком, аммиачной водой и другими вредными для почвы удобрениями, непомерными дозами пестицидов.
Включение дождевых червей в технологию переработки навоза и другой органики в гумусное удобрение есть единственный, прямой, биологически целесообразный, ускоренный путь повышения гумусности и структурированности почв, повышения их плодородия, качества и сохраняемости всей без исключения сельскохозяйственной и животноводческой продукции. Это – путь быстрого и существенного оздоровления почвы, людей и животных.
Экономическая эффективность новой биотехнологии определяется не только этими свойствами биогумуса, но и рядом других, таких, например, как повышение урожайности полей при сокращении затрат на дорогостоящие, а порой вредные для почвы химические удобрения и пестициды, повышение качества и сохраняемости сельскохозяйственной продукции, повышение молочной продуктивности коров за счёт улучшения кормов с полей и угодий, удобренных червекомпостом, получение безвредной продукции, повышение КПД использования кормов за счёт сбалансированности полноценным белком в среднем на 25%. Привес животных от применения кормов, сбалансированных полноценным белком, достигает максимального биологически возможного уровня, улучшаются качество мяса, при снижении его себестоимости, здоровье животных, возрастает приплод до максимального биологически возможного уровня, повышается его жизнестойкость, оздоровляются окружающая среда, почва и вода вокруг животноводческих комплексов и на полях, а также население.
Использование данной биотехнологии сделает сельскохозяйственное производство полностью безотходным, экологически чистым, высокорентабельным. Отдельные звенья её уже давно известны крестьянам, другие отработаны сравнительно недавно, третьи подлежат освоению.
Основными звеньями этой технологии являются:
приготовление подстилочного навоза (методика отработана: "Типовая технология производства и внесения твёрдых органических удобрений". – М., ВИМ, 1987);
приготовление компостов (методика нуждается в коррекции, удовлетворяющей требованиям обитания культивируемых червей. – Там же);
создание технологических (специализированных) пород червей для переработки той или иной органики в гумусное удобрение*;
воспроизведение технологического процесса переработки компостов в гумусное органическое удобрение (биогумус, червекомпост) с помощью технологических червей (регламент) на уровне опытно-промышленного производства**;
воспроизведение промышленной биотехнологии***.
Зарубежный опыт культивирования
дождевых червей
Идея промышленного культивирования дождевых червей принадлежит американскому врачу Баррету. На собственной ферме он занимался разведением червей с целью повышения доходности своего хозяйства. Он исходил из понимания необходимости полнейшей утилизации всех органических отбросов, получающихся в хозяйстве, т. е. отходов кухни, сада, огорода, а также опавшей листвы и тому подобных органикосодержащих отходов и использования их в качестве корма дождевым червям. Червей он выращивал в деревянных ящиках, заполненных землёй, навозом и отходами. Урожайность их была высокой – до 3000 особей в одном кубическом футе, что, по его расчётам, соответствует плотности популяции 345 млн. особей на 1 га (в перерасчёте на массу, их биомасса, при условии, что 4–5 особей весят один грамм, равна 69–86 т/га). Позже, в 1947 году, Баррет опубликовал эти данные в своей книге.
Результаты этих исследований не остались незамеченными. В ряде стран (США, Канада, Япония, Филиппины, Китай, многие страны Африки, Европы) приступили не только к изучению способов массового культивирования дождевых червей, но и к созданию материально-технической базы для их выращивания в промышленных масштабах с целью переработки отходов сельского и городского хозяйства и бытовых отбросов в ценное удобрение и для получения кормового белка.
Полупромышленная технология разрабатывалась с 1975 года итальянскими исследователями. Для культивирования червей они использовали плёночную теплицу туннельного типа. Такие теплицы, по их мнению, весьма удобны, дёшевы, позволяют без особых помех создавать необходимые условия для круглогодичного воспроизводства червей. Длина туннеля 40 м, ширина 5 м. Пол засыпан галькой (щебнем). На полу размещены три лотка длиной 33 м и шириной 1 м. Между лотками имеются два прохода для проезда тачки. Пол и стенки лотков выложены из кирпича. Высота кирпичных бортов каждого лотка 27 см. Общая площадь трёх лотков в каждом из пяти туннелей равна 100 м2. В вестибюле туннеля размещены сепаратор для отделения червей от субстрата, ящик для инвентаря, тачка для перевозки субстрата внутри туннеля.
Субстраты для культивирования червей готовят на основе коровьего, конского или кроличьего навоза. Свежий навоз укладывается предварительно в бурты для ферментирования сроком на 3–4 месяца. Субстрат готовят из ферментированного навоза, садовой земли, резаной соломы или других целлюлозосодержащих материалов и углекислого кальция. Всё тщательно перелопачивается, подготовленным субстратом заполняют лотки (25–30 м3 субстрата на 100 м2). После этого субстрат увлажняется и заселяется червями.
Культивируются красноокрашенные черви. Заселение ими субстрата производится с плотностью 5000 особей на 1 м2. На 100 м2 требуется, следовательно, 500 тысяч особей (90-100 кг червей). Культивирование проводится при кислотности 6,5–7,5 рН, влажности 75–80%, температуре 22–23°C. После заселения червей лотки с субстратом покрываются соломенными или камышовыми циновками для удержания влаги.
Черви склонны к миграции. Для удержания их в субстрате необходим источник ультрафиолетового излучения. Для этого в туннеле устанавливаются две ртутные лампы по 80 Вт. Субстрат систематически увлажняется. По мере оседания (за счёт поедания органики червями) он, по необходимости, дополняется до уровня бортов лотков. Цикл культивирования длится 140–150 дней. За это время количество червей возрастает до 30–40 тысяч особей на 1 м2, биомасса достигает 6–9 кг/м2. За два цикла культивирования в год продуктивность с каждого квадратного метра составляет, таким образом, 60000–90000 особей, а биомасса – 12–18 кг.
По мнению итальянских исследователей, можно получать с 1 м2 до 100 кг биомассы червей в год. Для этого изымать их из субстрата следует не дважды в год, а через каждые два месяца культивирования.
По завершении цикла культивирования субстрат с червями подсушивается до 50–60% влажности. Он становится сыпучим. На специальной машине-сепараторе проводится разделение субстрата и червей. Субстрат досушивается на воздухе и упаковывается в полиэтиленовые мешки для отправки потребителям в качестве удобрения, а черви фасуются в мелкие коробочки по 20–40–60 штук и продаются любителям-рыболовам в местах рыбной ловли или другим потребителям более крупными партиями.
Из представленного итальянского опыта видно, сколь высокой может быть производительность дождевых червей, сколь проста технология переработки навоза в сыпучее гранулированное удобрение, сколь экологично подобное производство и, нет сомнения, экономически выгодно. Более того, резервы увеличения рентабельности заложены уже в самих теплицах, в которых лотки с субстратом и червями (культиваторы) можно разместить в два-три яруса на стеллажах, и площадь поверхности культивирования утроится.
В российских условиях неустойчивой погоды с резкими перепадами температуры воздуха, холодными дождями и сравнительно коротким летом такие теплицы – это существенное улучшение условий культивирования земляных червей. В осенне-зимний период в них необходимо проводить подготовительные работы по ферментированию субстратов и закладке следующего цикла. Однако если теплицы будут отапливаться или обогреваться, то возможно проведение в год двух циклов репродукции червей.
В монографии итальянского исследователя Карло Ферручи "Руководство по культивированию червей" (1982) подробно описаны технологии выращивания дождевых червей и производства гумусных удобрений для коммерческих целей. В книге рассказано о культивировании в опытно-промышленном масштабе 11 видов дождевых червей, в том числе гибридных форм. Субстраты для их культивирования готовились на основе ферментированного (компостного) навоза различных видов домашних животных (лошадей, коров, свиней, овец, кроликов) и птиц, а также на основе компоста из городского мусора и осадков сточных вод животноводческих комплексов. Культиваторы – типа огородных грядок – располагались под открытым небом на специально подготовленной площадке в несколько акров. Подготовка их и обработка возможны с использованием трактора с переоборудованным навозоразбрасывателем, а также вручную. Коммерческая деятельность опытно-промышленного предприятия обеспечила 500% рентабельности за два года.
В Англии культивированием дождевых червей занимаются исследователи Ротхэмстедской опытной станции, на базе которой создана новая британская компания "Бритиш Эртсуорм Текнолоджи" ("Британская технология применения дождевых червей"). Эта компания использует червей для переработки сельскохозяйственных и промышленных отходов в удобрение и корм для скота; она создала для этого свою технологию.
В Ротхэмстеде систематические исследования начались в 1980 году. Было установлено, что переработка отходов животноводства в ткани дождевых червей может быть весьма эффективной. Из каждой тонны сухого навоза и других удобных для переработки отходов можно получить, как пишут исследователи, около 100 кг биомассы червей. Это означает, что коэффициент полезного использования может достигать 10%.
В Национальном колледже пищевой промышленности проведены опыты по переработке червей на корм скоту. Институт водной флоры и фауны университета в Стерлинге закончил успешную серию опытов по кормлению рыб таким кормом и ведёт дальнейшие исследования, а ряд других организаций проводят эксперименты по скармливанию новых продуктов сельскохозяйственным животным, для которых черви – их естественная пища: курам, рыбе, свиньям и некоторым другим. Сухое вещество из дождевых червей на 60–70% состоит из белка с большим, чем мясные и рыбные продукты, количеством важнейших аминокислот, таких как лизин и метионин.
Для получения наибольшего выхода червей и наивысшего коэффициента переработки отходов в полезный материал необходимы определённые условия: установка должна иметь изолированный под с приспособлениями для подогрева и увлажнения, а также регулируемую вентиляцию. Чем крупнее установка, тем выше её экономический эффект, хотя отходы необходимо вносить последовательными слоями, а не сразу "навалом". Таким методом удаётся разлагать даже самые неподатливые материалы. Переработка с помощью земляных червей снимает и проблемы дурного запаха, характерного для многих сельскохозяйственных отходов.
Одна из главных трудностей технологии – разработка экономически выгодного метода извлечения червей из субстрата. До сих пор основная конструкция экстрактора представляла собой вращающийся барабан, то есть, в принципе, тот же сепаратор, в своё время созданный для добывания червей.
Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО) в 1980 году установила, что дождевые черви могут сыграть существенную роль в разрешении актуальных продовольственных проблем современного мира.
Распространение технологии биопереработки навоза и другой органики в гумусное удобрение с помощью дождевых червей во многих странах сопровождалось резким повышением урожайности, особенно на полях, удобряемых биогумусом в сочетании с химическими удобрениями, что вызывало увеличение использования химических удобрений при выращивании сельскохозяйственных культур. Такие сведения проникли на страницы печати. В бывшем СССР в эти годы заметили, к сожалению, лишь одно – возрастание количества используемых химических удобрений и урожайности в развитых странах, и старались догнать их по этим показателям. Впервые осознали порочность этой практики только к исходу 1989 года учёные ВНИПТИОУ (г. Владимир). В их печатных отчётах появились сравнительные данные использования минеральных удобрений фабричного изготовления и элементов питания растений, поступающих с органикой, – таблица 1.
Из таблицы видно, что поступление в почву элементов питания растений с химическими удобрениями почти равно их внесению с органикой, а в США и Голландии с органикой поступает даже больше, чем с минеральными удобрениями. Урожайность при этом также возрастает. Но вопрос заключается в другом: что это за органические удобрения? Немыслимо вывозить столько, например, навоза на поля – от сорняков и медведки не избавишься! В том-то и секрет, что всю органику там, и во многих других странах, научились перерабатывать в гумусное органическое удобрение с помощью червей.

К 1980 г. в США функционировало более 1400 крупных специализированных производств по переработке навоза в гумусное удобрение с помощью червей. Многие из них перерабатывали за сутки 150 т и более подстилочного навоза.
Известно, что в США имеется несколько очень крупных животноводческих компаний по выращиванию и откорму 150–170 тыс. голов в год молодняка КРС*. Вся органика этих комплексов и боен перерабатывается с помощью технологических червей в гумусное органическое удобрение, которое фасуется в мешки и пакеты и развозится по всей территории США. К концу 1992 года более 500 тыс. фермерских хозяйств (из 2,2 млн.) перешли на систему биологического (альтернативного) земледелия и получения экологически чистых продуктов питания. Средняя урожайность зерновых в этих хозяйствах достигла 60 ц/га, а кукурузы (зерна) – более 100 ц/га. В связи с существенным повышением урожайности на возделываемых полях общая площадь пашни за последние 30 лет сократилась более чем на 70 млн. га. Валовые сборы урожаев зерна сохраняются на уровне 300 млн. тонн, что полностью удовлетворяет внутренние и экспортные потребности страны.
В 1989 году американские фермеры использовали 10,5 млн. тонн химических удобрений (в СССР планом предусматривалось довести объём поставок сельскому хозяйству минеральных удобрений в 1990 году до 31 млн. т), около 55 тыс. тонн пестицидов. Это на 10% меньше, чем в прошлые годы. Агентство по охране окружающей среды изъяло из продажи 27 сельскохозяйственных химикатов. Известно, что химические удобрения и пестициды попадают в грунтовые воды. В штатах Айова, Флорида, Миннесота ими загрязнены подземные "бассейны", из которых поступает 50% питьевой воды. Подсчитано, что общий ущерб от применения сельскохозяйственных химикатов, включая вред, причиняемый здоровью людей и окружающей среде, а также загрязнение водных источников, оценивается суммой от 75 до 100 млрд. долларов в год (для сравнения: урожай 1989 года принёс чистую прибыль от 52 до 57 млрд. долларов).
Авторитетная научная комиссия обратилась в 1989 году к производителям сельскохозяйственной продукции с призывом избавиться от пристрастия к химическим удобрениям, пестицидам. Президент США Джордж Буш, выступивший в январе 1990 г. на конференции Американской федерации фермерских хозяйств в Орландо (штат Флорида), призвал поддержать программу его администрации, направленную на прекращение отравления окружающей среды пестицидами и химическими удобрениями. Он заявил, что в рамках этой программы, рассчитанной на 5 лет, на исследования в области альтернативных методов ведения сельского хозяйства и оказание поддержки фермерам будет израсходовано почти 170 млрд. долларов. Эти выплаты осуществляются в рамках программ, начатых ещё в 1985 году и направленных на ограничение производства сельскохозяйственной продукции, сокращение посевных площадей, на стимулирование природоохранных мероприятий. Примерно 80% фермеров США получают дотации от правительства за участие в этих программах.
Подобные меры принимаются правительствами всех стран ЕС и многих других.
В результате перехода на новую биотехнологию в сельскохозяйственном производстве в развитых и многих развивающихся странах резко возросли производство экологически чистой сельскохозяйственной и животноводческой продукции и урожайность полей. На полях, удобряемых червекомпостом (биогумусом), урожайность зерновых достигает 56–70 ц/га (Англия, Голландия, ФРГ), а картофеля – 500–800 ц/га (Голландия, Англия).
"Теперь уже ясно, что без культивирования дождевых червей невозможно было бы решение современных проблем сельскохозяйственного производства и животноводства", – сообщила "Файнэншл Таймс" в 1986 году.
По инициативе правительства ФРГ, крестьяне, которые хотят перевести своё хозяйство на биологические способы производства, в течение пяти лет будут получать субсидии из расчёта 425 марок в год за 1 га на любом поле, где с помощью химических стимуляторов выращивали зерновые, рапс, горох, бобы. В этот период полученные урожаи будут поступать на рынок только в виде фуража. И только через три года крестьяне-экологи могут предлагать свои товары как "продукты биологического хозяйства".
Правительственные субсидии фермерам в странах Запада составили в 1990 году 176 млрд. долларов против 151 млрд. в 1989 г. По данным Организации экономического сотрудничества и развития, субсидии в 1990 году в странах ЕС достигли 48% от стоимости произведённой фермерами продукции, в США – 30%, в Японии – 68%, в Канаде – 41%.
Вот другой пример. В начале 1980 года Япония закупила в США огромную партию субстрата с маточным расплодом технологических червей (десятки тысяч тонн) и технологию их культивирования. И с 1985 года японское сельское хозяйство полностью обеспечивает потребность страны всеми видами продовольствия, в том числе мясом и молоком. Перепроизводство продуктов питания привело к необходимости сокращения посевных площадей с 1989 года на 17%.
Можно сослаться на пример Финляндии, которая находится в зоне, не благоприятной для ведения сельского хозяйства. Тем не менее, благодаря развитию науки и техники, её сельское хозяйство и животноводство из года в год наращивают производство экологически чистой кормовой и пищевой продукции. В 1987 году в стране принят закон об ограничении пахотных земель, установлены жёсткие рамки производства молока и яиц. Поголовье стада молочного скота с 1984 по 1987 г. уменьшилось на 160 тыс. Несмотря на это, производство молочных продуктов постоянно увеличивается. За последние годы средняя урожайность пшеницы составляет более 50 ц/га, ржи – 70, овса и ячменя – 35 ц/га. В целом в стране имеет место перепроизводство продовольствия.
В Швеции один фермер, по данным Союза шведских фермеров, кормит 136 человек, но мог бы и больше. Уже многие годы объём продовольствия, производимого аграрным сектором, составляет 110% к потребностям страны. По соглашению с правительством, фермеры раньше получали компенсацию за продукцию, не находившую сбыта. Теперь в этих компенсациях отказано. Из оборота в течение пяти лет постепенно будет выведено 500 тыс. га пашни (из 2,8 млн. га).
Особенно интересны результаты сельскохозяйственного производства в Саудовской Аравии. Известно, что в этой стране практически нет земель, пригодных для сельскохозяйственного использования: от моря до моря – пустыни. Тем не менее, с 1987 по 1990 г. она экспортировала более 8543 тыс. т пшеницы в государства Азии, Африки и бывшего СССР. Кроме зерна, Саудовская Аравия экспортирует в страны Персидского залива свежее коровье молоко – около 30 тыс. т ежегодно, вытеснив с этого рынка европейское молоко. Пшеницу и корма там выращивают в теплицах. Пользуются для этого биогумусом, привезённым из Европы. В связи с наличием большого поголовья КРС наладили производство биогумуса на основе подстилочного навоза.
1986 год стал рубежом, который отчётливо выявил наметившиеся с начала 80-х годов тенденции в системе агрономических приёмов и в методах производства и распределения сельскохозяйственной продукции. Итоги года довольно точно отразили состояние фермерского производства и экономической политики правительств на национальном и международном уровнях. Подведение под сельскохозяйственное производство принципиально новой агротехнической базы обеспечило в этом году ощутимый рост объёма производства продовольствия, к тому же открыло для многих развивающихся стран перспективы большей независимости от внешних обстоятельств. Использование новой биотехнологии, гарантирующей устойчивое производство основных видов продовольствия при минимальных издержках, даже в тех странах, где, казалось, не было условий для "зелёной революции", позволило добиться самообеспеченности необходимым продовольствием. За первые пять лет – с 1980 по 1985 г., – которые можно назвать стартовыми по применению биотехнологии для 30 стран, бывшие импортёры продовольствия стали (в 1986 г.) его экспортёрами. Вслед за Индией, Пакистаном, Таиландом, Бирмой на путь полного самообеспечения продовольствием вступили Индонезия, Саудовская Аравия, многие страны Африки.
Ещё недавно Индия была крупнейшим в мире импортёром растительного масла. Она ввозила его до 1 млн. т в год. Однако меры по увеличению производства, принятые фермерами при поддержке правительства, привели к ошеломляющим результатам. Урожай масличных в осенне-зимнем сезоне 1992–1993 годов составил примерно 20,5 млн. т. Это на 1 млн. т больше, чем предусматривалось. Из этого количества семян произведено 6,4 млн. т растительного масла. Стране же надо для покрытия её внутренних потребностей 6,1 млн. т. Индия впервые стала экспортёром и этого продукта в размере 300 тыс. т. Результат ориентации на самообеспечение Индонезии был следующим: в 1980 году она была одним из крупнейших импортёров риса (около 2 млн. т в год), а в 1985 году впервые в своей истории экспортировала 100 тыс. т.
В этих странах произошло структурное изменение питания населения, связанное с увеличением потребления молока, что положительно сказалось на подрастающем поколении.
За время жизни одного поколения население Восточной Азии выросло на 40%, но число людей, проживающих в нищете, заметно уменьшилось. Проведённые исследования охватывают шесть стран: Китай, Филиппины, Индонезию, Таиланд, Малайзию и Южную Корею.
Ещё в 1970 году треть населения развивающихся стран проживала в абсолютной нищете. Спустя десятилетия это число уменьшилось до одной пятой, а к 1990 году бедных было всего 10%. Всемирный банк называет сокращение числа нищих "тихой революцией".
За время жизни одного поколения не только 220 млн. человек вырвались из нищеты, но и 425 млн. добавилось к той части населения, которая жила выше черты бедности. Китай и Индонезия задают тон в этом процессе. В Китае, по оценкам, 175 млн. человек избавились от нищеты и 300 млн. добавились к живущим выше черты бедности. Индонезия, в начале 70-х годов, начинала с 70 млн. человек, живущих в нищете, а к 1990 г. это число уменьшилось примерно до 27 млн., к тому же там появилось 60 млн., живущих выше черты бедности, тем самым доля абсолютно бедных людей уменьшилась с 50 до 15% ("Финансовые известия". 1993, № 3). "Теперь в мире производится достаточно продуктов, чтобы накормить всех", – сообщил Всемирный банк ("Финансовые известия", 1993, № 57).
Из приведённого видно, что в последние годы в развитых индустриальных и многих развивающихся странах прогресс в сельском хозяйстве был связан с резким повышением плодородия почвы, с уменьшением зависимости сельскохозяйственного производства от климатических и погодных условий благодаря новым методам обработки земли, оптимизации севооборота и т. д.
Особое внимание было обращено на проведение почвозащитных мероприятий. Существует много довольно эффективных методов борьбы с эрозией почв, но наиболее эффективным оказалось внесение достаточного количества органических гумусных удобрений, что является одновременно и средством микробиологической защиты почв, и средством их мелиорации.
Технологическая революция в сельском хозяйстве, переживаемая в настоящее время многими странами, означает широкое использование биотехнологии непосредственно в фермерском земледелии и животноводстве. При этом улучшается качество продукции и снижаются издержки производства. Новая биотехнология получения и применения червекомпоста позволяет в кратчайшие сроки повысить плодородие почв в 5–10 раз и соответственно сократить посевные площади. В широком использовании биотехнологии – ключ к решению продовольственной проблемы России.
Разведение червей и производство
биогумуса в России
Практически до середины 80-х годов никаких исследований по биотехнологии переработки навоза (и другой органики) в гумусное удобрение (биогумус, червекомпост) с помощью технологических дождевых червей не проводилось. Исследования впервые осуществлены автором данной книги во Владимирском государственном педагогическом институте (ВГПИ) в 1984 году по теме: "Разработка методики культивирования местных разновидностей дождевых (компостных) червей с целью переработки навоза (и другой органики) в гумусное органическое удобрение".
Мысль заняться разработкой этой темы возникла на основе воспоминаний детства. Мой дед, Игонин Василий Васильевич, разводил червей в навозной куче, оформленной под стеком крыши около сарая. Образовавшийся перегной он вывозил на огород, под овощи, и в поле, под посевы ржи, овса, пшеницы. Урожаи зерна у него всегда были в 3–4 раза выше, чем у соседей. За что и был прозван колдуном. Около этой навозной кучи всегда паслись куры. На зависть всем, они были с красивыми блестящими перьями, и дед говорил, что от такого корма они хорошо несутся. Помню весной, когда выгоняли скот на пастьбу и мужики очищали стойла от навоза и вывозили его в поля, дед увещевал их не делать этого, потому как вместо хлеба у них вырастет одна трава. Это было в 1930–1933 годах, до организации колхозов в нашей округе.
Вспомнил я об этом только в 1983 году, после увольнения с военной службы и при поступлении на работу в упомянутый пединститут. Для моей профессии вирусолога-микробиолога подходящих условий работы не было, поэтому и вспомнил я о дедушкиной биотехнологии. И только потом из литературы
узнал, что изучением полезной деятельности червей занимаются давно и многие, как в России, так и за рубежом. Анализ литературы не давал возможности получить полное представление о биотехнологии культивирования червей и продуктов этой технологии. Необходимо было решить ряд сложных вопросов, ответов на которые в литературе не было.
Исследования проводили в лабораторных культиваторах: в 50-литровых алюминиевых кастрюлях, наплитных котлах, размещённых на стеллажах в отапливаемых помещениях (80 шт.), а также в бытовых 250-литровых эмалированных ваннах (50 шт.), размещённых в специально оборудованных залах отапливаемого подвального помещения. Такое оборудование позволило провести многовариантные исследования по культивированию червей и изучению продуктов этой биотехнологии. Параллельно проводились исследования в открытом грунте в течение пяти лет. Это дало возможность определить все необходимые параметры по разведению (культивированию) червей и составить регламенты опытно-промышленной технологии переработки навоза (и другой органики) в гумусное органическое удобрение (биогумус, червекомпост) с помощью специализированных (технологических) дождевых червей для закрытых помещений (тепличных хозяйств) и для открытых грунтовых и бетонированных площадок.
В 1989 году был заключён договор на освоение новой биотехнологии переработки навоза и другой органики с помощью специализированных (технологических) дождевых червей в гумусное удобрение в условиях крупного (10 га) тепличного комбината "Весна" Ужгородского района Закарпатской области. Договором было предусмотрено в течение трехгодичного срока (с 01.01.90 до 31.12.92) переработать с помощью технологических дождевых червей 5000 т подстилочного навоза КРС и получить из него 2000 т биогумуса для выращивания картофеля и огурцов. К договору были приложены технико-экономическое обоснование (бизнес-план), программа и календарный план работ, смета.
Работа по переработке навоза КРС в гумусное удобрение осуществлялась как на открытой бетонированной площадке компостирования площадью 3000 м2, так и на бетонированном полу отапливаемой теплицы (80 м2).
Успех биотехнологии связывается, прежде всего, с подготовкой кормовой базы для быстро развивающейся популяции червей. Компост для червей – их дом и пища. Поедая, они превращают его в гумусное органическое удобрение. Такого корма для размножающихся червей требуется много, и он должен отвечать определённым требованиям. Несоблюдение их может замедлить развитие червей или даже погубить их.
Компостирование органикосодержащих материалов
Компостирование – обязательная технологическая операция, в процессе которой происходят сложные биохимические (ферментативные) процессы разложения растительных остатков. Например, клетчатка – сложный полимер из сахаров – распадается до моносахаридов, легко усваиваемых любыми микроорганизмами. Белки сложного аминокислотного состава распадаются до аминокислот, также необходимых для синтеза белков живых и размножающихся бактерий. Аммиачный азот мочевины, мочевой кислоты и других азотсодержащих продуктов, выделяемых животными, разлагается до аммиака в форме продуктов, легко усваиваемых нитрофицирующими термофильными бактериями. Животные и растительные жиры расщепляются до жирных кислот, необходимых для жизнедеятельности микробных ассоциаций и почвенной зоофауны. Во время компостирования в разлагающемся материале поднимается высокая температура, губительная для семян сорных растений, споровых форм патогенных бактерий, яиц гельминтов, нематоды, почвенных грибов и т. д. Одновременно создаются особо благоприятные
условия для развития почвенной термофильной азотфиксирующей микрофлоры. В разлагающейся органике, при этом, идёт процесс образования животного белка (микробная биомасса) и гумуса.
Компостируемые материалы, таким образом, превращаются в доступный, легкоусвояемый корм для сообщества почвенных животных. Главными и наиболее многочисленными видами среди этого сообщества являются дождевые черви. Для кормления их и предназначается компост.
Компостирование органикосодержащих материалов происходит только в буртах. Многие крестьяне и владельцы личных приусадебных хозяйств компостируют органические отходы в так называемых компостных ямах. Однако это не компостирование, а силосование – совершенно другой биохимический процесс, связанный с образованием кислых продуктов разложения.
Чтобы бурт был достаточно насыщен воздухом, его высота должна быть 1,5–2 м. Укладывается бурт в виде пирамиды или, если органики много, в виде трёхгранной призмы (рисунки 1 и 2).

Для предотвращения потерь тепла и обеспечения условий протекания биотермических процессов в поверхностных слоях смеси желательно укрывать бурты слоем готового компоста (для этого лучше предварительно размешать его с водой, а затем вмешать солому или сено). Толщина "одеяла" из готового компоста летом должна быть 5–20 см, зимой – 30–40 см.
Для обогащения компостируемой смеси (если есть такая возможность) неплохо внести в органику в небольших дозах комплексные минеральные удобрения, содержащие азот, фосфор и калий (NPK). На одну тонну (или, примерно, один кубометр) компостируемых материалов можно добавить 2–3 кг двойного суперфосфата, 1 кг сульфата калия (не следует использовать хлориды калия, натрия – поваренную соль – и другие хлориды! В почве они, разлагаясь с выделением хлора, формируют диоксины – хлорорганические соединения, которые очень токсичны и опасны для всего живого), 2–3 кг сульфата аммония, 1 кг сульфата магния, 60 г борной кислоты или бората натрия, 3–5 кг молотого гипса (мела, извести, доломитовой муки – природных химических соединений, содержащих в качестве основного компонента углекислый кальций). Сформировав бурт, надо определить его объём и примерную массу, рассчитать и отвесить требуемое количество минеральных добавок и рассыпать их по поверхности бурта. Затем, увлажняя равномерно (добавки при этом растворяются и проникают в бурт), довести влажность смеси до 60% и укрыть утепляющим слоем готового компоста или (за неимением компоста) слоем чернозёма.
Компостируемая масса начинает разогреваться, и через 5–7 суток, летом, температура внутри бурта достигает 53°C и выше, зимой – через 7–10 суток.
Уничтожение семян сорняков, яиц гельминтов, патогенной микрофлоры, нематоды при этой температуре происходит в течение 5–10 суток, а для биохимических процессов требуется не менее 45–60 суток. Основной критерий пригодности компоста для скармливания червям – отсутствие в нём запаха аммиака.
Для ускорения процесса компостирования мы рекомендуем использовать вместо воды водный экстракт из готового компоста или гумусового удобрения. Экстракт содержит необходимую микробную смесь и является "закваской" для процесса компостирования. Компост после обработки такой "закваской" созревает на 10 суток раньше. Бурт компоста необходимо через каждые 2–4 недели увлажнять. Созревший компост хранится в бурте и расходуется на корм червям по мере необходимости в течение 2–3 месяцев.
Приготовление компостов на открытых площадках проводят при температуре наружного воздуха не ниже –5°C. Процесс компостирования в хорошо укрытых буртах продолжается и в зимнее время. Компост, заложенный поздней осенью, созреет и будет готов для скармливания червям уже в начале апреля (а если использовать такие средства для ускорения ферментации, как ЭМ-препарат и Биостим, добавляя их в компост при его остывании, то и гораздо раньше). И это очень важно для подкормки культивируемых червей. Свежий навоз КРС и свиней и птичий помёт для подкормки червей непригодны из-за наличия в них аммиака, мочевой кислоты, мочевины, т. е. продуктов, ядовитых для червей.
Бесподстилочный навоз (то есть свежий навоз, не смешанный с целлюлозосодержащими материалами) не компостируется из-за большой концентрации в нём аммиака и хлоридов. Для того, чтобы превратить навоз в подстилочный, его необходимо перемешать с соломой, опилками, сеном или другими наполнителями в соотношении: 1 часть бесподстилочного навоза (помёта) и 1 часть (по массе) наполнителя (расчёт соотношения по массе надо делать для сухих веществ, то есть предварительно их высушить)?.
Нарушение технологического процесса производства компоста (корма для червей) ведёт к заражению субстрата нематодой. Черви истребляют нематоду, питаясь ей. Но скорость размножения нематоды очень высока, и, при малой численности червей, количество её может нарастать.
Технологические черви и способ их получения
Вторым основным биологическим компонентом (после микробного) в технологии переработки компостов являются продуктивные породы навозного (компостного) дождевого червя. Этот вид распространён повсеместно, легко адаптируется к различным органикосодержащим субстратам.
В США этот технологически приемлемый вид червей послужил основой для селекционной работы, в ходе которой, в 1959 году, был выведен красный калифорнийский червь. В отличие от исходных диких предшественников, он обладает способностью размножаться в наземных культиваторах типа огородных грядок без всяких построек или теплиц в калифорнийском климате и даёт 18–26-кратное воспроизводство за цикл культивирования под открытым небом и 512-кратное в условиях закрытых теплиц, тогда как дикие сородичи дают только 4–6-кратное воспроизводство.
Этот технологический червь стал предметом экспорта-импорта вместе с технологией его культивирования (ноу-хау), что послужило поводом для поисков и создания у нас, в России, своих технологических штаммов червей.
Первые успехи по получению технологически приемлемого штамма компостных червей в ВГПИ были достигнуты в результате селекционной работы уже в 1985–1986 годах. В течение двух следующих лет полученный штамм технологически приемлемой популяции компостных червей был проверен в опытах по его воспроизводству на различных субстратах.
В ходе этих исследований было установлено, что технологических червей для промышленной переработки любых органикосодержащих отходов можно получать из местных диких популяций в любой сельскохозяйственной местности. Это важно для нашей страны, так как появилась возможность не закупать в США ноу-хау по культивированию красного калифорнийского червя.
Сравнительные и параллельные исследования наших технологических червей и красного калифорнийского не выявили между ними никаких различий по 14 признакам.
Но не всё так просто, как кажется. Например, продажа технологических червей из одного региона в другой – это всегда риск для покупателя, даже если субстрат для червей приготовлен аналогичным образом. Этот риск обусловлен различием спектра используемых пестицидов в той или другой местности. Черви, приспособленные к потреблению корма с одним набором пестицидов у продавца, могут погибнуть или долго болеть, потребляя такой же корм, но с другим набором пестицидов, используемых на полях и кормовых угодьях покупателя.
Вторая особенность этого дела связана с опасностью нарушения санитарно-ветеринарных правил, которые должны соблюдаться при купле-продаже червей. Черви – животные, и на них распространяются правила по карантину животных при совершении купли-продажи. Имеется в виду, в первую очередь, возможность распространения нематоды в результате купли-продажи.
Только что появившаяся молодь технологических червей отличается от нематоды наличием красного спинального кровеносного сосуда, идущего вдоль всего тела, который хорошо виден.
Наличие нематоды в субстрате с технологическими червями определяется просто. Необходимо поместить в чистую стеклянную банку исследуемый субстрат в рыхлом виде. При наличии в нём нематоды её можно увидеть: белые червячки, длиной 1–3 мм, тонкие, как нитки, прилипают к стеклу и машут хвостовым концом. Рассматривать их можно с помощью лупы.
ВНИМАНИЮ ФЕРМЕРОВ И ВЛАДЕЛЬЦЕВ ЛИЧНЫХ ПРИУСАДЕБНЫХ ХОЗЯЙСТВ
В последние годы в странах СНГ проводится очень широкая рекламная кампания по продаже так называемого "красного калифорнийского дождевого червя" для переработки органикосодержащих отходов в гумусное органическое удобрение (биогумус или червекомпост). Не умаляя ценности этой безотходной технологии, считаем необходимым предупредить покупателей о том, что у многих продавцов субстраты с красным калифорнийским червём заражены нематодой – малыми белыми червями.
По образу жизни, связанному с типом питания, формы нематоды составляют ряд от чисто сапробионтных (питающихся только разлагающимися мёртвыми растительными остатками) через полупаразитов до настоящих паразитов растений. Настоящие фитопаразиты проникают в корни растений, нанося им механические и химические повреждения. Например, свекловичная и картофельная нематода снижает урожай этих культур на 20–80%. Огромный урон от нематоды несут тепличные комбинаты. Борьба с ней чрезвычайно сложна и малоэффективна.
Торговля красными калифорнийскими червями проводится, как правило, малограмотными, малокомпетентными кооператорами и различными фирмами с целью лёгкой наживы. Кооператоры, продающие красных калифорнийских червей, часто обманывают несведущих покупателей, представляя нематод как народившуюся молодь этих красных калифорнийских.
Торговля ведётся в обход санитарно-ветеринарных служб и служб защиты почвы и растений, что чревато заражением почв различных регионов нематодой. Это грозит не меньшей бедой, чем распространение колорадского жука на картофельных полях.
Торговля красными калифорнийскими червями запрещена. В адрес областных и краевых государственных инспекций по карантину растений, проектно-изыскательских центров и станций агрохимической службы направлено письмо заместителя министра сельского хозяйства Российской Федерации за номером 14-19/353 от 10.11.92 с указанием мер, которые необходимо принять к исключению фактов бескарантинной продажи различными фирмами червей, заражённых нематодой. Продавец должен обязательно иметь разрешение на продажу червей, выданное карантинной службой. Но это требование игнорируется.
Основной признак товарности – отсутствие в субстрате красных калифорнийских червей белых малых червей – нематоды.
Третьей особенностью технологических червей, о которой должны помнить продавцы и покупатели, является достаточно острая их приверженность к питанию субстратом определённой рецептуры. Технологические черви всегда болезненно переносят замену одного субстрата другим, что сопровождается их гибелью или резким снижением их продуктивности даже при такой, казалось бы, несущественной подмене, как предложение им вместо компоста на основе навоза КРС из коровника другого компоста – на основе навоза из соседнего телятника. В навозе телят, получающих молоко, присутствует большое количество белка. Этот белок плохо (медленно) ферментируется (разлагается) при компостировании такого навоза, что проявляется токсическим воздействием на червей, не приспособленных к его потреблению.
Ещё больший риск потерять купленных червей возникает при заселении ими совсем чужеродного субстрата, например, компоста на основе навоза свиней, лошадей, куриного помёта и т. д. Их заселение возможно только коконами будущих технологических червей. Червята, появляющиеся из коконов, с первым глотком пищи получают информацию, настраивающую их пищеварительную систему на переработку пищи только данного компонентного состава. Это чудо природы сродни проявлению иммунитета у животного, защитной реакции на внедрение в его организм чужеродного антигена. Так и новорождённые червята, вкусив первый свой корм, становятся только его потребителями, а не другого. Они не «болеют» от него, тогда как другой корм может быть для них так же опасен, как заразная болезнь для организма, у которого не выработана на эту болезнь защитная реакция. Это необходимо знать и помнить.
Переадаптация пищеварительной системы взрослых червей с одного корма на другой – процесс болезненный и часто связан с их гибелью. Это почти так же сложно, как чукче или эскимосу, привыкшему к потреблению большого количества рыбьего и тюленьего жира, сразу перейти на питание растительной пищей (яблоки, дыни, бананы и т. д.), а жителю южных широт, привыкшему к каждодневному их потреблению, перейти на питание рыбьим жиром. Результат такого эксперимента – лечение в больнице. Такого эксперимента не могут благополучно перенести и животные. Поэтому забота о хорошем и соответствующем корме для всех видов домашних животных, в том числе и для культивируемых червей, – забота хозяина, которому они служат.
Популяции полученных нами червей мы не продаём в связи с тем, что они могут погибнуть. Всем, кто желает использовать разработанную нами биотехнологию, мы рекомендуем разводить своих домашних технологических червей, которые будут не хуже наших. Они будут приспособлены к местному климату, пестицидам и лишены чужой нематоды?.
Для переработки большого количества органических отходов (навоз скотокомплексов, осадки сточных вод и т. д.), предприятия обязательно должны создать свою популяцию технологических червей, приспособленную для потребления этого вида отходов. Для этого нужно найти колонию червей вокруг источника этой органики и пересадить её в культиватор. Если это сделать ранней весной (апрель), то к концу летне-осеннего периода (сентябрь–октябрь) колония станет достаточно многочисленной, что позволит планировать и организовывать промышленные масштабы переработки отходов без лишних затрат.
Четвёртой технологической особенностью является то, что червей нельзя культивировать в буртах компостов (субстратов). Процесс компостирования в буртах идёт, как известно, с разогревом компостируемой массы и выделением биогаза (углекислоты, метана, аммиака), которые губят популяцию червей. По этой причине черви в буртах располагаются в поверхностных слоях у основания бурта, где повлажнее и воздух посвежее. Культивирование червей технологически возможно только в полуперепревшем компосте, в слое толщиной 40–50 см.
По мере переработки компоста червями его наслаивают периодически. При этом черви перемещаются из нижнего слоя в верхний – в свежий, питательный субстрат.
Установлено, что червь потребляет в сутки количество компоста (субстрата), равное его собственной массе. Это является исходной нормой для докорма культивируемой популяции червей.
Пятой общебиологической особенностью культивирования червей и всех вообще биологических объектов является предельность плотности популяции, при достижении которой популяция прекращает свое развитие. Нами установлено, что оптимальной "посевной дозой" при заселении культиватора с субстратом червями является их биомасса в 0,3 кг/м2 (1500 особей)??. За время цикла культивирования (160±20 суток) популяция возрастает по количеству особей и по биомассе в среднем в 50 раз (при оптимальных условиях). Увеличение "посевной дозы" приводит в конце цикла культивирования к переуплотнению популяции, в результате чего особи становятся мелкими, общий выход биомассы червей снижается.
Заготовка диких дождевых червей для заселения культиваторов
Наиболее простым и доступным источником червей для культиватора являются старые навозные кучи вокруг крестьянских дворов, животноводческих ферм любого типа, бурты навоза, забытые в поле, старые свалки органического мусора на дне лесных оврагов под скоплениями прошлогодней листвы. Если на земельном участке не были использованы ядохимикаты для борьбы с вредителями, то при перекопке грядок весной черви встречаются в достаточном количестве в этой почве.
Червей надо собрать в ведро или другую ёмкость вместе с той землёй и органикой, в которой они живут. Лучше делать это в тёплые дни апреля. Для червятника (культиватора) достаточно 500–1000 особей на один квадратный метр культиватора (100–200 г).
Есть и другой способ приманить дождевых червей. Весной (в апреле) выкопать канавку вдоль забора, или в малиннике, или в лесу (в зарослях дикой малины) шириной на штык лопаты, глубиной на полштыка, заложить в эту канавку прошлогодний компост, хорошо увлажнить и прикрыть бумагой или мешковиной, а сверху на канавку положить широкую доску. Через 7–10 дней в канавке появятся дождевые черви, которых надо собрать вместе с органикой в ведро, а канавку заровнять.
Таким образом у вас будут компост и черви. Не забудьте увлажнить субстрат с червями в ведре, но не переувлажните!

Культивирование (размножение) дождевых червей на садовом участке
В саду, огороде, где-нибудь в тени деревьев или под навесом, в сарае, подвале и т. д., в ящике, в старой ванне или прямо на земле необходимо положить слой компоста толщиной 40–50 см в виде насыпной грядки. Разровняйте и хорошо увлажните. Влажность достаточная, если из комка компоста, зажатого в кулак, появятся 1–2 капли влаги. Размер червятника первоначально не должен быть большим (достаточно 2 м2). Хорошо увлажнённый субстрат в культиваторе закройте старой мешковиной (или чёрной перфорированной плёнкой, или соломой). Влажный субстрат должен выстояться 5–7 суток. За это время его надо периодически увлажнять. Это необходимо для удаления остатков аммиака и растворения кристалликов солей удобрений, которые могут причинить червям некоторый вред.
Через 5–7 дней в центре каждого квадратного метра культиватора сделайте лопатой ямку, как для посадки картофеля, и в неё опрокиньте ведро с подготовленными червями (не отделёнными от субстрата). Выровняйте поверхность и закройте воздухопроницаемым материалом (мешковиной, соломой и т. п.). Через сутки увлажните субстрат культиватора. В сухую и жаркую погоду необходимо поливать его водой (достаточно раз в сутки – не чаще, чем огурцы).
Такой способ заселения культиватора червями связан с тем, что червям новый субстрат может показаться "невкусным", и тогда они будут некоторое время отсиживаться в своём родном субстрате. Но голод заставит их снова и снова пробовать новый для них субстрат. Так постепенно они привыкнут к новому корму и к новому дому.
Через неделю после заселения посмотрите, переходят ли черви в новый субстрат (этого срока достаточно для его освоения). Если поверхность червей чистая, а сами они подвижны – это свидетельство их благополучия. Если они вялые, не активные, не пытаются прятаться от света – это признаки их тяжёлого поражения различными пестицидами из нового для них корма. В этом случае нужно найти новую популяцию (партию) червей из другой навозной кучи и посадить их в культиватор. Возможно, придётся создавать новый компост из другого источника органики. Но такая необходимость возникает крайне редко.
Если черви чувствуют себя хорошо в новом доме, то на 3–4 недели их нужно оставить в покое. Единственное, в чём они нуждаются в течение этого времени, так это во влаге. Периодически поливайте грядку-культиватор водой, температура которой должна быть равной температуре окружающей среды. Слишком холодная или слишком тёплая вода вызывает у червей так называемую стрессовую реакцию (испуг, шок), и они перестают хорошо питаться и размножаться. Вода для полива культиватора с червями должна храниться в какой-либо ёмкости и выстаиваться не менее суток. За это время она прогреется до нужной температуры и из неё выветрится хлор (если вода из городского водопровода).
После адаптации (приспособления) к новым условиям вся деятельность червей будет направлена на откладку коконов (капсул величиной в половину рисового зерна лимоноподобной формы, жёлтых, с мягкой, но прочной оболочкой). В каждом коконе находится от 3 до 21 зародыша. Каждый червь откладывает по одному кокону за 5–7 дней в течение 12–18 недель. Из отложенных коконов через 15–20 суток (в зависимости от температуры субстрата) появляются маленькие новорождённые червята, тонкие как нитки, длиной около 4–6 мм, с красным, хорошо различимым спинальным кровеносным сосудом. Это признак, по которому их легко отличить от нематоды – малых белых червей, которые не имеют красного кровеносного сосуда. Червята подрастают быстро и за 10–12 недель увеличивают свою массу с 1 до 250–500 мг. Последние коконы (в районе Подмосковья) откладываются червями в конце июля, а последние червята появляются на свет до 20 августа.
Червята растут быстро и в подавляющем большинстве становятся вполне взрослыми к октябрю. В течение летнего сезона количество червей и их общая живая масса в культиваторе увеличиваются в 20–50 раз.
Для их размножения и роста требуется много пищи. Поэтому в червятник (грядку-культиватор) необходимо периодически добавлять корм в виде компоста, наслаивая его по 15–20 см через каждые 2–3 недели, начиная с первых чисел июня. Последнее кормление червей необходимо провести в конце октября или даже в начале ноября, до наступления морозов. При понижении температуры черви снижают свою активность, движения их замедляются. При температуре 6°C черви перестают питаться, а при 4°C освобождают свой пищеварительный тракт от остатков пищи и начинают впадать в состояние анабиоза (зимней "спячки"). С наступлением морозов они замерзают. Но это для них не опасно. Они пережили все ледниковые периоды. С наступлением весны они оживают и начинают новый активный период своей жизни.
За время летнего культивирования приходится делать 7–8 наслоений компоста. По мере его поедания червями, наслоения уплотняются, но всё же грядка-культиватор становится всё выше и выше. Высота её осенью может достигать 0,6 м. Она легко продувается ветром, в ней труднее поддерживать необходимую влажность. Исходя из этого, боковые поверхности её рекомендуется заделать досками (в виде ящика).
В ходе культивирования за летний период в червятнике будет переработано с помощью червей более 1 т компоста (50% влажности) на каждом квадратном метре его площади.
Черви к осени располагаются в культиваторе в основном в верхнем (пищевом) слое, тогда как нижний слой заселён червями слабо: он используется ими как "санитарный блок" для испражнений. Толщина верхнего слоя составляет около 20 см. Нижний слой состоит в основном из копролитов и представляет собой гумусное органическое удобрение (биогумус, червекомпост), сырое и нуждающееся в подработке. Это тот продукт, ради которого и осуществляется культивирование червей.
Как подготовить червей к перезимовке
Для воспроизводства червей верхнюю, обильно заселённую часть грядки-культиватора (примерно одну десятую) переносят на поверхность земли соседнего участка. Закрывают её слоем компоста в 40–50 см, хорошо оформив с боков досками. Это делается в конце октября – начале ноября, до наступления морозов. Грядку-культиватор необходимо прикрыть слоем снега, утоптав его с боков и сделав недоступным для мышевидных грызунов. А их может прийти много. После таяния снега автору приходилось насчитывать до 200 мышиных норок на одном квадратном метре такого культиватора. Конечно, всех червей они не уничтожат, но урон нанесут существенный. Защитой от грызунов могут служить металлическая сетка или ветки ели (лапник). Многие ограждают культиватор на зимний период, вкапывая по периметру асбоцементные плиты, листы из старого кровельного железа.
Старый культиватор, с биогумусом и червями, можно оставить на прежнем месте. Его не обязательно утеплять и следует хорошо увлажнить для промораживания, в результате чего он также станет недоступен грызунам.
С наступлением весны черви приобретают активность. Потребность в пище у них высокая. Запас компоста очень нужен для весенней подкормки червей. Конечно, надо позаботиться и заготовить органику для компостирования, чтобы подкармливать червей в течение всего лета. Культивируемые черви более зависимы от человека, чем другие домашние животные, которых с наступлением лета можно отпустить на пастбище. Червей отпустить нельзя. Корм они должны получать из человеческих рук и своевременно. Человек должен это предусматривать. И если другие домашние животные способны выпрашивать у человека корм, то черви живут, работают и погибают тихо. Внимание человека к ним должно быть особое, доброе и повседневное. Человек должен помнить всегда, что это – главные животные на земле, что их трудом сотворена почва, что они – родоначальники всего животного мира, что ими до сих пор перерабатывается несметное количество ежегодно появляющегося растительного опада, что они воспроизводят плодородие почвы и благополучие всего живущего на земле.
Теперь вернёмся к прошлогоднему (старому и замороженному) культиватору. Он предназначен целиком для повышения плодородия почвы. Используйте этот биогумус для подготовки и выгонки рассады и под все огородные и садовые культуры так, как рассказано об этом в главе "Как использовать биогумус".
Промышленное культивирование червей
Промышленное культивирование червей с целью переработки навоза скотокомплексов, птицефабрик и других крупных источников органики (или сточных вод городов и многих крупных промышленных предприятий таких отраслей, как бумажно-целлюлозная, хлопкоперерабатывающая и т. д.), в принципе, отличается только масштабом производства (см. рис. 1 и 2). Это полностью механизированные предприятия, с набором соответствующей техники*. Известно, что в крупных скотокомплексах и на птицефабриках ежедневно образуются многие и многие сотни тонн различных видов навоза, помёта, ила, сточных вод и т. д. В России опыта переработки такого количества этих и других органических отходов в гумусное удобрение нет. Планов организации подобных производств также нет. Но, при желании, организовать такое производство возможно, и оно будет безотходным, круглогодичным и очень прибыльным.
 Исходными данными для организации такого производства являются следующие.
На 1 м2 наземного культиватора (грядка) за летний сезон перерабатывается 1000 (± 200) кг компоста (50% влажности).
В закрытом помещении (специальной конструкции, с кассетными культиваторами) на 1 м2 поверхности пола можно переработать до 10 т компоста в год и даже больше.
С 1 т компоста будет получено 0,5 т (50% влажности) гумусного органического удобрения с содержанием гумуса 15% (на сырое вещество).
С 1 т компоста можно получить от 6 до 10 кг биомассы живых червей с содержанием 10% полноценного белка (на сырое вещество).
Каждая тонна сырого биогумуса, внесённая в почву (на гектар), даёт прибавку урожая в первый год использования: зерна З–4 ц, картофеля 6–8 ц, овощей (огурцы, помидоры, свёкла) – 10 ц.
Использование гумусного удобрения на полях позволяет получать планируемые и прогнозируемые урожаи на пятилетний севооборот.
Как использовать биогумус
Выше уже упоминалось, что в составе гумуса имеется подвижная (водорастворимая) фракция гуматов: гуматы лития, калия и натрия. Это самые ценные гуматы для любых растений. Они усваиваются растениями прежде всего. Эти гуматы даже при очень низких концентрациях стимулируют прорастание семян, рост и развитие растений, способствуют образованию хлорофилла, усилению фотосинтеза, поступлению в растения минеральных солей из почвы.
Доказано, что растворимые гуматы нетоксичны, неканцерогенны, немутагенны, нетератогенны* и не обладают эмбриологической токсичностью. Каких-либо остаточных количеств гуматов в растениях не обнаруживается. Это экологически чистые продукты переработки растительных остатков, созданные по природной технологии как специфический продукт для всего растительного мира.
Как подчёркивают многие исследователи, физиологически активные гумусовые вещества повышают эффективность использования минеральных удобрений. Они рекомендуют применять их в смеси с минеральными удобрениями или на их фоне. При таком комбинированном использовании жидких гуматов урожайность повышалась в полевых и лабораторных опытах более чем на 25–35%.
Наряду с увеличением урожайности исследователи отмечали сокращение сроков созревания и улучшение качества продукции (увеличение содержания белков, сахаров, каротина, витаминов, жиров).
Действие гуматов особенно эффективно в начальный период развития растений и в период наибольшего напряжения биохимических процессов, а также когда внешние условия произрастания отклоняются от нормы, то есть при засухе и заморозках, избытке азота в почве, при кислородном голодании и др.
Под влиянием гуминовых веществ в почве идёт ускоренный процесс разложения ядов, попавших в неё, а накопление их в растительной сельскохозяйственной продукции уменьшается.
Таким образом, гуматы нужно рассматривать как вещества, способствующие уменьшению количества различных ядов как в почве, так и в растительной продукции, что особенно важно в связи с излишней химизацией сельскохозяйственного производства и проблемой загрязнения биосферы.
В Центральных областях Нечерноземья, в Сибири и на Дальнем Востоке в связи с возможными неблагоприятными метеорологическими условиями важной задачей является нахождение способа сокращения на 10–15 суток периода созревания и сроков массовой уборки овощей. Эта задача, как показали исследования, решаема при широком использовании биогумуса. Применение его и других жидких гуминовых препаратов в сельскохозяйственном производстве может расширить географические границы выращивания овощей и ряда теплолюбивых растений, раздвинуть их на более холодные географические зоны.
Теперь вернёмся к оставшемуся после культивирования червей биогумусу. Как его рационально использовать? Что с ним делать?
Прежде всего, ранней весной, в пору бурного таяния снегов, биогумус освободите от снега, дайте ему оттаять, и пусть он проветрится до состояния, при котором он легко рассыпается после сжатия в кулаке. Было бы хорошо его освободить от крупных посторонних включений: камней, дерева, металла и т. п. Для этого его необходимо пропустить через металлическую сетку с ячейками размером 10x10 мм или мельче. Наличие червей в этом гумусном удобрении не мешает его использованию. Это – готовое гумусное удобрение. Часть его можно заготовить ещё с осени и хранить дома в полиэтиленовых мешках или деревянном ящике. За зимний период хранения в подвале, на балконе и т. д. оно может даже высохнуть, но не потеряет свои качества. Такое гумусное удобрение необходимо, прежде всего, для создания питательного грунта при выгонке рассады. Для этого делается смесь из двух частей земли садовой и одной части сухого биогумуса. Смесь эта тщательно перемешивается. Она пригодна для высева в неё семян овощных культур: помидоров, огурцов, перца, капусты и др.
Из другой части биогумуса можно приготовить водный раствор для замачивания семян и последующего полива рассады комнатных растений или огородных культур. Для полива рассады и комнатных растений готовят водный экстракт. Делают это следующим образом.
1 стакан сухого гумусного удобрения всыпать в ведро с водой комнатной температуры. Хорошо перемешать и дать отстояться в течение суток. Вода приобретает цвет чая (светло-коричневый). Таков раствор гуматов нужной концентрации. Осадок из ведра не выбрасывайте: это хорошая подкормка, особенно для домашних цветов.
В таком растворе можно и нужно замачивать семена капусты, огурцов, томатов. Лучше это делать на ночь. Срок замачивания – 12 часов. Всхожесть семян возрастает до 96% (в контроле, при замачивании в воде – 79%).
Для полива растений приготовленный исходный раствор надо разбавить ещё в соотношении один к двум (1 стакан раствора плюс 2 стакана воды). Поливайте им рассаду, а позже и все огородные культуры и плодовые деревья. Выход продукции увеличивается при этом примерно на 33%, а сроки созревания сокращаются на 10–15 суток.
Такой раствор гуматов очень хорошо использовать для опрыскивания плодовых деревьев. Опрыскивание яблонь в период закладки цветочных почек, после цветения, в начале опадания завязи, и в период роста плодов (начало августа) увеличивает продуктивность деревьев. Плоды становятся крупнее, красивее, красочнее, сочнее и слаще. Опрыскивание в фазе закладки цветочных почек положительно сказывается на урожайности следующего года. Благодаря опрыскиванию в комбинации с мульчированием почвы биогумусом слоем в 1–2 см под кроной плодовых деревьев плодоношение яблонь, вишни, черешни, сливы становится ежегодным.
Описанный метод использования гумуса очень благотворно сказывается на плодовых кустарниках: крыжовнике, смородине, малине, а также виноградной лозе.
Гумусное удобрение даёт отличные результаты в декоративном цветоводстве. Оно способствует более ранней выгонке рассады, лучшей её приживаемости, обильному и пышному цветению цветочных культур, увеличению диаметра цветков, прироста их на кустах. Оно стимулирует корнеобразование, рост корешков и надземной части черенкованных растений. Трёхкратное опрыскивание цветочных культур раствором гуматов с интервалом 7–8 дней вызывает ускорение роста и цветения их на 7–10 дней, усиливает интенсивность окраски листьев и значительно повышает декоративность растений.
Все эти результаты получены в условиях Закарпатской области, в саду приусадебного хозяйства директора тепличного комбината "Весна" Боня Ивана Андреевича, у которого автор останавливался в течение трёх лет 4 раза в году сроком на одну неделю. Эти опыты и наблюдения проводились в 1990–1992 годах. Но это лишь попутное использование биогумуса. Главной целью было приготовление и использование биогумуса для выращивания овощей в тепличном комбинате "Весна".
Следует уделить внимание использованию исходного (твёрдого) гумусного удобрения.
Биогумус можно и нужно использовать для удобрения и улучшения почвы без экстракции, целиком. "Пересолить" им почву невозможно (если в него не добавлены химические удобрения). Использование его улучшает почву на длительный период. Чем больше его вносится в почву, тем лучше. Затраты на его приготовление окупаются урожаем с ежегодной прибылью (по сравнению с ежегодными затратами) в 10–100 и более раз.
Но первая партия гумуса получается небольшая, и использовать её необходимо экономно. Наиболее рациональным является использование небольшой партии гумуса следующими способами.
При высаживании рассады в грунт в лунку добавить 1–2 горсти биогумуса (можно и больше).
Картофель очень отзывчив на биогумус. Желательно внести 0,5–1 л биогумуса с каждой семенной картофелиной.
После высадки рассады огурцов землю под листочками желательно мульчировать биогумусом слоем 1–2 см. При последующих поливах гумус приближается к корневой системе растений.
Большая потребность в биогумусе у помидоров. При высаживании рассады добавьте в лунку 0,5–1-литровую банку этого удобрения.
Клубника зацветёт и созреет на 7–10 дней раньше, будет обильнее, красивее и слаще, если весной грядку мульчировать 1–2-сантиметровым слоем гумусного удобрения.
Землю под плодовыми деревьями лучше не вскапывать, а ежегодно под крону деревьев добавлять 2–3-сантиметровый слой гумуса. Плоды будут красивее, крупнее, ароматнее и вкуснее.
Использование биогумуса под цветы делает их более крупными, яркими, нежными, красивыми.
Условия сохранения червей в почве
В полученном гумусном удобрении много, очень много червей. При внесении гумуса в почву, под овощные и ягодные культуры, черви погибнут. Выживет из популяции червей очень и очень немного особей. Вот эти немногие, а также ожившие коконы червей, попавшие в почву, дадут начало популяции червей, способных жить в почве огорода, сада, картофельного поля. Только так придётся заселять червями почву обширных полей, на которых с помощью химии были убиты и уничтожены все животные, производители гумуса. Процесс этот сложный и долгий, но необходимый, несмотря на колоссальные затраты.
На садово-огородных участках – проще и дешевле. Здесь, как правило, черви есть. Усилия должны быть направлены на поддержание их жизнедеятельности, на обеспечение их кормом (корневые, пожнивные остатки, создание компостов из трав и других органических остатков) и водой. Лучшие условия создаются для них в малиннике, так как землю здесь необходимо мульчировать толстым слоем соломы резаной, половы, листьев деревьев, сеном и т. д. Под мульчей земля всегда сырая, пищи для червей много и условия для их обитания вполне удовлетворительные. Ягоды в таком малиннике – крупные, сочные, яркие, сладкие.
Червей надо беречь, охранять, ухаживать за ними. Но далеко не все знают, как это делать. Многие при перекопке своего участка видели перерезанных червей. Заблуждением является утверждение, что из разрубленного червя становится два или более. Нет и ещё раз нет!
Отсюда первое условие: не перекапывайте землю лопатой, а только специальными вилами! Конструкция таких вил и описание, как их сделать, даны в журнале "Новый фермер" (1991 г., март-апрель,
с. 48). Тут же, на фотографии, показано, как ими пользоваться. Многие американские фермеры считают, что органическое земледелие требует и "органических" (соответствующих) орудий труда. С этим нельзя не согласиться.
Второе условие: переуплотнение почвы губит червей. Она должна быть рыхлой, мягкой, и делают её такой черви.
Третье условие: концентрация растворимых солей более 0,5% уничтожает червей. Многие увлекаются использованием золы как средства борьбы с почвенными вредителями. Такое увлечение ошибочно. Используйте золу только в слабом растворе (1 стакан золы на 10 л воды) и только для увлажнения компостной кучи. Зола – это едкая щёлочь. Она губительна для червей в высокой концентрации.
Четвёртое условие: кислотно-щелочное равновесие почвы должно быть нейтральным, т. е. рН = 7(±0,5). Слишком большая закислённость почвы (рН=6) и слишком большая щёлочность почвы (рН=8) губительны для червей. Для выравнивания кислотно-щелочного равновесия почвы в неё необходимо вносить гипс (либо карбонат кальция – CaCO3 – мел, или известь, или доломитовую муку). Для проверки почвы используют специальные приборы или обычную лакмусовую бумагу. Их можно приобрести в магазинах химических удобрений, садово-огородного инвентаря или в хозяйственных. Это делается также в агрохимлабораториях, где проводится анализ почвы.
Пятое условие: не жгите мусор на огороде. На месте кострища черви погибают от перегрева почвы, дыма и золы. Потом на месте кострища черви долго не появляются, а земля уплотняется. Она обедняется к тому же органикой и гумусом. На месте кострища более двух лет не появляется даже трава. Очень глупым, противоэкологичным мероприятием являются палы (сжигание сухой травы, стеблей растений и т. п.)*. Огонь всегда противоестествен на поверхности земли. Он резко снижает продуктивность почвы. Это должны знать все – от мала до велика!
Шестое условие: необходимо поддерживать достаточно высокую влажность почвы. Это понятие относительное и условное. При влажности почвы менее 30% черви испытывают сильную жажду и могут погибнуть в течение недели. Но это – в лабораторных условиях. В естественных условиях черви стремятся уйти в глубину грунта, где повлажнее, и залечь там в анабиоз, до повышения уровня влажности. Черви не боятся затопления и выживают в почве заливных лугов во время половодья в течение многих дней и даже недель.
У дождевых червей очень много врагов. Наиболее опасные из них – птицы, кроты, землеройки, крысы, мыши, жабы, лягушки. Из крупных животных – кабаны, свиньи, барсуки и даже телята, ягнята, козлята. Наиболее значительное уничтожение червей происходит при пахоте. В довоенные и первые послевоенные годы за плугом всегда летала стая грачей. Они выбирали из перевёрнутого пласта земли червей и личинок разных насекомых. После ночного дождя черви выползают на поверхность земли, за это и прозвали их дождевыми. Выползают они из норок в ночное время для поиска полового партнёра (поиски партнёра под землёй затруднены). Но с восходом солнца они не всегда успевают спрятаться под землю, и здесь их настигают птицы и даже пасущийся скот. Это наносит червям лишь некоторый незначительный ущерб, так как популяция их очень быстро восстанавливается.
Дождевой червь не имеет никакого защитного органа. Любое животное может нанести ему ущерб или убить его, даже нечаянно.
Крот – один из опаснейших врагов дождевых червей, потому что дождевые черви для него – лакомый корм. Природа наделила крота способностью приманивать червей в свой подземный ход с помощью запаха особого мускуса. Во время утренней прогулки по своим ходам крот поедает заползших червей, а наевшись, собирает остальных и, надкусывая им головной конец, обездвиживает их и складывает "про запас" в своей кладовке.
Достаточно одному кроту появиться на участке, как в короткий срок он будет без устали уничтожать червей. Не торопитесь применять против крота какую-либо отраву: отравленный он достанется червям, и это отравит их тем же ядом. Используйте другие средства?.
Из более мелких врагов дождевых червей можно назвать сороконожек, моль, муравьёв. Эти членистоногие не считаются особо опасными для дождевых червей, поскольку не нападают на них непосредственно, но они конкуренты по пище.
Муравьи потребляют сахар, и в большом количестве, оставляя червей обделёнными. Кроме того, они могут нападать на отдельных червей и поедать их. Наши наблюдения свидетельствуют о том, что муравьи на огороде и даже в червятнике с червями как-то сживаются и дружат. А если и вредят им, то не настолько, чтобы затевать с ними борьбу. Травить их ядами – опасно и для червей. По моим наблюдениям, муравьи исчезают, если перелопатить их гнездо, заселённое их собственными яйцами.
Главный враг дождевых червей – человек, не знающий, в большинстве своём, бесценных достоинств этих тружеников земли, а порой считающий их вредными существами. Это заблуждение – от невежества и незнания. Нужно разъяснять, что нет ни одного такого животного, которое было бы таким хорошим другом земли и нашего благополучия, как дождевой червь.
Как уже отмечалось, дождевые черви весьма чувствительны ко всем ядохимикатам – гербицидам, фунгицидам, инсектицидам. Погубив ими различных вредителей, вы погубите червей и, следовательно, плодородие почвы. Для спасения червей и всего живого на земле нужны другие, новые, биологические средства борьбы с сорняками, насекомыми-вредителями, с патогенными грибами. Одно из них, главное, найдено – обеспечение почвы гумусом. Это такое же специфическое средство восстановления биосферы, как овёс для коня. Отсюда родились новые пословицы. Коня корми овсом, а почву – гумусом. Клади гумус густо – в закромах не будет пусто. Научись делать гумус с помощью червей, и земля отплатит обилием хлеба, фруктов и овощей. Клади в почву гумус – дети и внуки здоровыми будут!
Дождевые черви – полноценный белок
для промышленного животноводства и рыбоводства
Использование новейших достижений биологии в создании и расширении кормовой базы для скота, птицы и прудовой рыбы, в повышении их продуктивности связывается, прежде всего, с увеличением ресурсов полноценного животного белка, необходимого для сбалансирования пищевых рационов.
В последние годы в разных странах наблюдается нарастание интереса к технологии переработки навоза и других органикосодержащих отходов с помощью специализированных технологических дождевых червей. Интерес к дождевым червям как к объекту культивирования возник в связи с возможностью использования их в качестве источника полноценного белка для удовлетворения потребностей продуктивного животноводства и рыбоводства. Особенно сильно он стал возрастать в связи с уменьшением уловов рыбы в морях и океанах и резким вздорожанием мясокостной и рыбной муки, являющейся источником полноценного белка для скота.
Растительный белок составляет в общем балансе кормового белка около 90%. Остальные 10% должны приходиться на долю источников полноценного животного белка. Но именно эти 10% животного белка определяют эффективность использования остальных 90%, то есть сотен миллионов тонн кормов, в том числе многих десятков миллионов тонн зерна, наиболее ценной продовольственной культуры.
К сожалению, ресурсы животного белка у нас ограничены. По расчётам специалистов, при максимально возможных объёмах производства и поставок рыбной и мясокостной муки, сухого обезжиренного молока и жидкого цельного молока, потребности животноводства в высокоценном белке на перспективу до 2000 года будут удовлетворяться всего на 28–30% (Б. Я. Нейман, 1983). Как видно, потребность народного хозяйства в белке огромна. Изыскание новых источников воспроизводимого животного белка, обеспечение им насущных нужд птицеводства и животноводства – такова одна из самых жгучих, самых острых проблем нашего времени. Эта задача не только экономическая. Это задача социально-полити-ческого, стратегического масштаба.

Таким новым мощным источником полноценного животного белка для сбалансирования кормовых рационов животных могут служить дождевые черви. Культивируемые непосредственно у животноводческих комплексов и птицефабрик, а также колхозных ферм, в индивидуальных хозяйствах и везде, где имеются навоз, солома, сорные травы (крапива, лебеда, донник и др.), сапропель, болотные травы, гнилые, непригодные для скармливания скоту и птице овощи, фрукты, отходы бродильных и мясо-молочных производств и другие органикосодержащие отходы и отбросы, они способны дать от 70 до 100 кг живых червей с тонны такой сухой органики (А. М. Уголев, 1980; Эдвард, 1983; А. М. Игонин, 1986) или, практически, до 2000 ц живой биомассы с 1 га развёрнутой поверхности промышленных культиваторов в год, с переработкой на этой площади до 20 тыс. т субстрата (50% влажности), например, на основе свиного, коровьего навоза или птичьего помёта (А. М. Игонин, Т. И. Шишова, 1986). Ни один гектар лучших земель не может сравниться по продуктивности белка с гектаром, на котором выращиваются дождевые черви.
Если гектар пшеницы, например, даёт в умеренном климате 350 кг белка, гектар кукурузы (в виде зерна) – 390 кг, клевера – более 1000 кг, люцерны – 1500 кг (В. Б. Толстогузов, 1987), то гектар поверхности культиваторов червей даёт в год 400 центнеров белковой муки (5% влажности) с содержанием 67 (± 5)% белка (А. М, Игонин, 1986, 1991).
Исследованиями, проведёнными в ВГПИ в 1984–1987 годах, установлено, что с 1 т субстратов, приготовленных на основе птичьего помёта, или навоза КРС, или свиного навоза, при культивировании в них специализированных (технологических) штаммов, получается 8 (± 2) кг живой биомассы дождевых червей за цикл их развития (160±20 суток), при определённых технологических параметрах, на площади культиватора, равной 1 м2. В течение года черви могут проделать два цикла размножения. Их общее количество и масса за год возрастут примерно в 1000 раз.
Ежегодно запасы воспроизводимой органики в странах бывшего СССР исчислялись в 1,5 млрд. т (в пересчёте на подстилочный навоз), а на птицефабриках и птицефермах ежегодно образовывалось около 32 млн. т сырого птичьего помёта. При переработке в России 750 млн. т органики (75% влажности) с помощью специализированных технологических червей можно получать в год от 4,5 до 7,5 млн. т товарной биомассы живых червей для нужд птицеводства и животноводства. Из этого следует, что черви, при их промышленном культивировании, могут восполнить в кормовом балансе страны дефицит самой ценной его белковой части и повысить КПД использования кормов в среднем на 25%.
Содержание воды в теле дождевых червей колеблется, по нашим данным, в зависимости от вида и условий содержания, от 80 до 87%. Изготовленный из дождевых червей порошок содержит 61–72% белков. Это больше, чем рыбная мука (содержание белка 61%), мясная мука (60%), белковый концентрат сои (45%) или сухие дрожжи (44%).
В таблицах 2, 3 и 4 приведены данные автора книги по составу дождевых червей и продукции животноводства и птицеводства, сравнительные данные пищевой ценности белковой муки, аминокислотного состава белков.
Таблица 2
Компонентный состав (%) дождевых (компостных) червей и продуктов сельскохозяйственных животных

Компоненты

Компостные
черви
Коровье
молоко
Свинина
(мясо)
Говядина
(мясо)
Мясо
птицы
Продукты в натуральном виде
Черви могут скармливаться домашним животным в количествах, полностью удовлетворяющих их потребность в полноценном белке, за счёт отходов животноводства. Расчёты простые. Например, каждая 1000 голов птицы (бройлеры) производит в сутки около 140 кг помёта (80% влажности), или всего около 8400 кг за 8 недель. Из этого помёта будет произведено около 15 т компоста (с добавлением, например, соломы). На этом количестве компоста можно вырастить около 150 кг биомассы живых червей, из них товарной биомассы – около 100 кг. На каждую птицу из 1000 голов будет скормлено 100 г червей за 56 дней (8 недель выращивания), или, без малого, по 2 г червей в сутки. Это – лакомая для них белковая добавка, обладающая высокой биологической ценностью. Мясо бройлеров приобретает высокие товарные и вкусовые качества.
Крупные животноводческие и птицеводческие комплексы ежегодно производят от 60 до 200 тыс. т навоза, в пересчёте на подстилочный. При биопереработке из них можно получать, соответственно, от 500 до 2000 т биомассы червей для балансирования кормов по полноценному белку.
Как отделить червей от субстрата перед скармливанием животным
Технологии отделения червей от субстрата достаточно просты, малоэнергоёмки и нематериалоёмки, а себестоимость получаемой биомассы находится на уровне себестоимости коровьего молока.
Технология сушки биомассы червей и получения белковой муки не может существенно отличаться от технологий приготовления рыбной и мясокостной муки или сухого молока. Аппаратурное и технологическое оформление их давно известно.
Черви – это естественная белковая пища для прудовой рыбы. Многие виды прудовых рыб роются в донном иле, выискивая червей и личинок насекомых. Эту способность прудовой рыбы выискивать себе корм в донном иле рыбоводы используют довольно широко. С целью повышения продуктивности прудов рекомендуется в урез воды? ссыпать органические удобрения, навоз для подкормки фитопланктона, основного корма для рыбы. Рыбоводами замечено, что в местах выкладки этих удобрений пасутся карпы, выискивая белковый корм.
По существующим в настоящее время нормам, рекомендуется еженедельно вносить в урез воды рыбоводных прудов по 2 ц/га свежего навоза в качестве удобрения, а в тёплые месяцы вегетационного периода – до 3–4 ц/га водной поверхности. Норма внесения готового компоста ещё больше и достигает 4 т/га. (Р. И. Вишнякова, М. А. Брудастова, 1986).
Для подкормки рыбы мы рекомендуем субстрат с червями из промышленных культиваторов. Черви не боятся длительного затопления, они остаются жизнеспособными под водой в течение нескольких недель. Биологический урожай червей и органическое гумусное удобрение будут в этом случае использоваться полностью, без дополнительных затрат на выборку червей, их сушку и приготовление комбикорма.
Есть ещё одно достоинство у червекомпоста: он лишён патогенной для рыбы микрофлоры и зоофауны, а навоз или простые компосты такой гарантии не имеют.
У нас нет данных о воздействии червекомпостов на увеличение продуктивности рыбы в нерестовых, выростных и нагульных прудах, но очень хотелось бы их иметь. Полагаем, что разработанная нами новая биотехнология может оказаться здесь очень полезной и выгодной.
Мука из червей – это превосходный стартовый корм для рыбной молоди (от личинок до сеголеток, уходящих под зиму).
В ходе исследований в лаборатории люмбрикологии ВГПИ приготовлено из биомассы червей 10 кг сухого белкового продукта (муки), исследование которого позволило установить его полную пригодность для кормовых целей. Из этого количества около 8 кг белковой муки было передано заказчику – "Владрыбпрому" – для докорма рыбной молоди (сеголеток карпа). Рыбную молодь общей массой 100 кг содержали в отдельном маленьком водоёме. Кормили её обычным комбикормом, к которому добавляли муку из червей в расчёте 1 г белка на 1 кг рыбной молоди в сутки. За 40 дней прикорма (с 9 августа по 20 сентября 1986 г.) масса сеголеток, в расчёте на особь, достигла 22,6 г. Тогда как у контрольных мальков, находившихся в таком же пруду, но питавшихся только обычным комбикормом, масса составила 17,6 г. Увеличение массы мальков на 5 г существенно повышает выживаемость их в зимний период. В данном опыте отход среди мальков, докормленных белком из червей, не был зафиксирован, а мальки контрольной группы зимовку не перенесли и погибли. К сожалению, это был единственный опыт.
Изучая литературу о методах культивирования дождевых червей, я встретил любопытную заметку в журнале "Приусадебное хозяйство" (1985, № 3). В статье "Под теплицей – червятник" её автор, птицевод-любитель из г. Ангарска А. Бартенев, пишет, что он построил червятник под теплицей, из которого извлекает червей для скармливания курам и цыплятам. Он отмечает, что молодняк птицы, получающий такой корм с 8–10-дневного возраста до 5 г в день, быстро растёт, перо при этом делается блестящим, что говорит о хорошем состоянии здоровья. Взрослой птице он даёт по 20–30 г на 1 голову в день. Для профилактики глистных заболеваний, которые могут передаваться червями, использует фенотиазин, пиперазин или даёт домашние средства – лук, чеснок, черемшу, измельчённую зелень хвои. Для этих же целей рекомендует использовать рецепт наших бабушек: истолчённые семена тыквы настоять 3–4 часа в тёплой воде и скармливать птице по утрам.
В индивидуальном хозяйстве выборку червей из субстрата производить необязательно. И птица (цыплята, куры), и свиньи великолепно справляются с этой задачей сами. Для этого на голый и плотный участок земли (или лист фанеры, пластика) надо выложить порцию субстрата с червями. Уже через несколько минут все черви будут выбраны, а оставшийся субстрат следует собрать и отнести на грядки или под фруктовые деревья.
Сложнее на птицефабриках или свинокомплексах. Для этого случая имеется несколько оригинальных решений.
Черви – любители сладкого. Этим свойством легко воспользоваться. Для этого червятник укрывается на 30 суток старой мешковиной или перфорированной чёрной полиэтиленовой пленкой. Червей все это время не кормят, но воды дают достаточно. Они начинают испытывать голод и готовы перейти в свежий субстрат. Но вместо субстрата на грядку наслаивают соломенную резку, смоченную в 1%-ном растворе патоки или другом сахаросодержащем растворе. После этого культиватор закрывают мешковиной или перфорированной чёрной полиэтиленовой пленкой. Секрет заключается в том, чтобы не было подтёков в субстрат с соломы, смоченной сахаросодержащим раствором. Через трое суток черви в основной своей массе перейдут в солому. На место снятой соломы необходимо наслоить компост-корм для червей. Оставшимся червям станет просторнее, и они продолжат свою деятельность.
Затем солому с червями следует поместить в ванну (широкий бак) с водой и перемешать. Черви с соломы упадут на дно. После этого солому можно вытащить и ещё раз таким же образом использовать. Вода из ванны сливается, а черви собираются в ёмкость.
Вместо соломы можно использовать для этих целей мезгу (жом) овощей, фруктов, получающуюся после выжимки соков.
Отделять червей можно и с использованием солода. Подготовленный солод (проращённые зёрна ячменя, овса, пшеницы) необходимо пропустить через вальцы для раздавливания, затем смешать с другой частью проращённых семян и распределить равномерно на капроновой сетке в один–два слоя зёрен. Сетку расстелить на поверхности культиватора проголодавшихся червей (желательно иметь капроновую сетку с ячейками 1,5x1,5 мм или 2x2 мм). Слегка увлажняя, необходимо дождаться выгонки ростков 5–6 см высотой. Черви охотно проникают в этот формирующийся плотный зелёный коврик. Его отделяют от культиватора червей и от сетки, режут на куски и дают курам и свиньям в качестве белково-растительного витаминного корма. На культиватор, после снятия коврика, следует положить слой компоста-корма для оставшихся червей.
Для отделения можно воспользоваться и другими способами: тепловыми, химическими, физическими, химико-физическими. Их можно рекомендовать для крупных промышленных биокомплексов.
Дождевые черви могут быть носителями паразитов и промежуточными хозяевами различных паразитов.
В теле дождевых червей паразитируют простейшие, инфузории, грегарины*. Цистами грегарин различные виды дождевых червей заражены неодинаково. Общая заражённость их нематодами различна и колеблется от 1,3 до 31,2% в зависимости от мест обитания. Заражённость отдельных видов червей также неодинакова. Например, на свинофермах Литвы найдено 10 видов земляных червей, из них 8 заражены личинками метастронгилид?? (О. П. Атлавините, 1975). Нередко находили у дождевых червей личинки нематод – паразитов домашних птиц и свиней, некоторых других паразитов (В. Тишлер, 1971).
В работе японского исследователя Табого (1980) анализировалось выявление признаков переноса от червей к цыплятам каких-либо паразитов и патогенных организмов. Такого переноса не выявлено. Если такая проблема возникнет в будущем, то она может быть решена посредством пастеризации червей перед скармливанием. Этим автором, в частности, показано, что однодневные цыплята могут поедать живых земляных червей без какой-либо обработки, что этот вид корма весьма привлекает цыплят и что цыплята на этом корме вырастают здоровыми.
Австралийские учёные, изучая последствия поедания дождевых червей вместе с землёй поросятами местных пород, не выявили каких-либо патологических изменений в желудочно-кишечном тракте и других органах животных.
Данных о заражении людей от земляных червей нет (И. И. Малевич, 1950; О. В. Чекановская, 1960; О. П. Атлавините, 1978; Т. К. Кабилов, 1984).
Нетрадиционные методы приготовления органических удобрений
Безотходная биотехнология переработки навоза и другой органики с помощью технологических (специализированных) дождевых червей имеет большую эффективность. Главная особенность безотходных технологий – их комплексность. Биотехнологии обеспечивают экономию сырья, энергии, труда, капитальных затрат, улучшение качества продукции, оздоровление окружающей среды, животных и человека. Такая многогранность подчёркивает их комплексность и сложность, что ставит их в разряд самых передовых и новейших по времени, способных наиболее благоразумным образом преобразовать сельскохозяйственное производство.
Новая безотходная биотехнология – это альтернатива отрицательным аспектам применения химических удобрений и пестицидов. Она высоко оценена общественностью высокоразвитых стран Запада и многих стран "третьего мира". Опыт этих стран показывает, что она позволяет осуществить необычайно плодотворную возможность добывать новые ресурсы из гигантских отходов полеводства и животноводства. Кроме того, её использование в сельском хозяйстве ничем не грозит окружающей среде. В то же время, она способна резко поднять продуктивность полей и ферм.

Традиционный способ получения компостов на площадках часто не отвечает ветеринарно-сани-тарным требованиям. В связи с этим, осуществляются поиски новых нетрадиционных методов переработки органических отходов животноводства.
Одним из достижений, широко применяющихся в ряде государств, является производство биогаза из отходов жизнедеятельности животных и человека. Оно основано на анаэробном разложении целлюлозы и содержащего азот органического вещества смешанными популяциями микроорганизмов, куда входят бактерии, расщепляющие целлюлозу на органические кислоты, и бактерии, превращающие эти кислоты в метан.
Опыт, накопленный в Индии, показывает, что навоз от десяти коров даёт ежедневно 1,8 м3 биогаза, что эквивалентно 1,3 л бензина. Этого достаточно для приготовления пищи на четырёх человек или работы стосвечовой лампочки в течение 14 часов. Кроме того, отработанный твёрдый остаток является отличным удобрением, по своей ценности намного превосходящим навоз. Это – концентрированное полиминеральное удобрение, требующее специальной технологии внесения.
В Индии для получения биогаза используются более 2 млн. дешёвых и простых установок. В Китае – свыше 7 млн.
Производство биогаза расширяется во многих промышленно развитых странах, особенно в больших городах и густонаселенных сельских районах. Главная экономическая выгода заключается в том, что в результате обработки агропромышленных отбросов и животноводческих стоков, образующихся при интенсивном разведении скота, можно получать метан. В Европе ряд установок по очистке городских сточных вод работает за счёт производимого ими биогаза ("Курьер", 1987, № 4. с. 4–12).
В НПО "Подмосковье" подготовлен проект и строится промышленная установка для получения горючего биогаза и кормовой биомассы. Технологию производства кормовой биомассы разработал Одесский технологический институт пищевой промышленности им. М. В. Ломоносова.
Промышленное производство компостов осуществляется в ускорителях биологического процесса – биореакторах. В 1986 году в Глебовском НПО по птицеводству смонтировали оборудование для этой технологии. В состав линии входят бункеры загрузки сырого помёта и торфа, агрегат для их смешивания, биореактор с компрессорной установкой, система транспортёров. Полученный компост по содержанию питательных веществ значительно превосходит тот, что вырабатывают традиционным методом. Влажность исходного сырья снижается до 45–50%, в 16–18 раз ускоряется биологический процесс приготовления смеси, в 8–10 раз сокращается расход торфа.
Разработан проект цеха под это оборудование производительностью 45–50 тыс. т в год. Быстрое распространение новинки будет способствовать существенному улучшению экологической обстановки на птицефабриках и вокруг них, росту урожайности сельскохозяйственных культур.
Можно использовать и другую особенность помёта. Птицы усваивают лишь около 50% питательных веществ, заключённых в потребляемом ими корме, остальное выводится из организма с помётом. В последние десятилетия у нас в стране и за рубежом развернут поиск методов переработки помёта для вторичного скармливания скоту. По мнению разработчиков, это позволило бы повысить КПД пищи животных, сократить тревожащий специалистов всего мира дефицит белка и внедрить безотходную технологию.
В Котовском объединении "Межколхозоткорм" (Республика Молдова), занимаясь утилизацией жидкого свиного навоза, решили разделить сток на фракции и выделенную твёрдую часть подвергнуть термической обработке при температуре 400°C. Такой режим гарантировал полное уничтожение болезнетворной микрофлоры. Из неё приготовили муку и в рационе свиней заменили до 20% комбикормов на эту муку. При кормлении новой смесью не отмечалось отрицательного влияния на физиологическое состояние свиней, однако качество мяса ухудшилось (при его термической обработке появился не свойственный ему запах). По этой причине скармливание скоту корма с добавками муки из навоза во всех странах Запада запрещено.
При участии автора этой книги разработана экологически чистая безотходная биотехнология переработки навоза и птичьего помёта с помощью технологических (специализированных) дождевых червей.
По нашим данным и данным зарубежных авторов, 1 т гумусного удобрения (50% влажности) даёт прибавку урожая до 6–8 ц зерновых единиц за ротацию, тогда как 1 т торфопомётного компоста – только 0,8-1 ц. Продукция с полей и огородов, полученная с использованием гумусного удобрения, безвредна (без нитратов и нитритов), отличается высокими вкусовыми качествами и приобретает способность к длительному хранению.
За рубежом резко возрос спрос населения на фрукты и овощи, выращенные без использования химических удобрений и пестицидов. Например, в США идёт процесс биологизации земледелия, связанный с внедрением и использованием безотходной, экологически чистой биотехнологии переработки навоза и другой органики с помощью технологических дождевых червей.

Заключение
Значение дождевых червей как производителей гумуса и полноценного кормового белка стало выясняться только в последние годы в связи с биологизацией многих технологических процессов различных отраслей народного хозяйства. Биотехнологи не могли не заметить огромных потенциальных возможностей этих почвенных животных, впервые выявленных и изученных любрикологами, которые описали, систематизировали, показали, чем и как питаются дождевые черви, какие у них взаимоотношения и отношения с другими представителями почвенной фауны, как, почему и при каких условиях они могут создавать популяции большой плотности в естественных условиях. Дождевые черви – исключительно производительные "машины". Их пищеварительная система специально приспособлена для переработки органикосодержащих отходов и отбросов, прежде всего сельскохозяйственного производства и животноводства, но не только. Оказалось, что их можно легко адаптировать к переработке отходов многих других отраслей промышленности, таких как целлюлозно-бумажная, мясо-молочная, рыбная, винодельческая, консервная, а также для переработки органикосодержащих отходов стоков городов и животноводческих комплексов, ила водоёмов и т. д.
Биотехнологам удалось показать, что при массовом культивировании дождевых червей на субстратах, приготовленных на основе этих и многих других отходов, возникнут новые предприятия с новой технологией и получением новой, очень ценной, продукции – белка животного происхождения и высокоценных, экологически чистых органических удобрений для нужд сельскохозяйственного производства в количествах, удовлетворяющих все потребности в белках. Создание таких предприятий позволит сделать сельскохозяйственное производство и производство многих других отраслей промышленности более рентабельным и экологически чистым. Наконец, находит решение проблема, которая волнует всех экологов: как научно обоснованно, рационально, с наибольшим эффектом для экономики и всей общественной жизни страны использовать природные ресурсы, не только не нанося при этом непоправимого вреда окружающей среде, но и улучшая её?
Культивирование дождевых червей – это новая промышленная технология, по которой в максимально возможной степени используется естественный круговорот вещества и энергии в природе. И сегодня эти возможности реализуются. Реализация нового биотехнологического направления требует, конечно, преодоления психологических барьеров, но капиталовложения – относительно небольшие. Они под силу каждому хозяйству. Любой зооветработник способен овладеть немногочисленными технологическими приёмами биологического производства. Это не исключает, конечно, подготовки специалистов – технологов-люмбрикологов. Они необходимы. На их плечи лягут заботы по адаптации, доместикации и селекции новых разновидностей червей, приспособленных для переработки субстратов на основе тех или иных органикосодержащих отходов производства, и многие другие заботы по контролю технологических условий и процессов.
Необходимо применять биотехнологию культивирования дождевых червей в промышленных масштабах с целью переработки навоза животноводческих комплексов и органикосодержащих отходов городов, многих предприятий различных отраслей промышленности в гранулированное гумусное, экологически чистое удобрение. Эта технология обеспечивает безотходность производства, повышение его рентабельности и, главное, – улучшение качества продуктов животноводства и растениеводства. Основные её преимущества – оздоровление окружающей среды и улучшение качества продуктов питания. Признание этого должно стимулировать широкомасштабное внедрение описанной технологии.
В России вся надежда на использование предлагаемой биотехнологии связывается с такими производителями сельскохозяйственной продукции, как фермеры и владельцы личных приусадебных хозяйств. Успех им гарантируется полный.
Некоторые критические замечания автора о вреде неразумного
использования химических удобрений и ядохимикатов
Химизация сельского хозяйства и её влияние
на здоровье людей и животных

Химические удобрения в малогумусную почву вносить – не одного поколения здоровью вредить!
Человек и природа – неразделимы. Здоровье людей и животных находится в тесной зависимости от состояния окружающей среды и всей биосферы, которое в последние три десятилетия существенно ухудшилось в результате сознательной и бессознательной, часто эгоистической деятельности самих же людей. Существенную лепту в загрязнение биосферы вносят агрохимия и даже современное промышленное скотоводство. И это явление продолжает усугубляться в виде ухудшения здоровья всего живущего на Земле.
В перспективе, наиболее опасно продолжающееся загрязнение и разрушение почвы – базисного субстрата жизни, производителя пищи для человека и животных, сферы активнейшей биологической деятельности, где происходят главные процессы появления живого из неживого. И эта сфера наиболее уязвима.
Меня, врача, очень волнует отрицательное воздействие на биологические системы продолжающейся массированной химизации почв и расширяющегося применения пестицидов. Они несут реальную опасность для здоровья почвы, животных и людей. Масштабы химизации почвы в нашей стране огромны и продолжают нарастать угрожающими темпами. Если в 1980 году этими веществами было обработано 163 млн. га, то в 1986 году – уже более 210 млн. (П. Полетаев, 1987). Химия по-прежнему остаётся на полях "царицей бала", хотя давно известно, что химические удобрения и пестициды при систематическом их применении, особенно в завышенных дозах (а это явление стало очень распространённым), интенсивно загрязняют окружающую среду, делают её вредоносной и непригодной для всего живого.
Другим мощным и парадоксальным загрязнителем окружающей среды стали промышленные скотокомплексы, которых в стране многие тысячи, а если считать животноводческие фермы в колхозах, то десятки тысяч. Существующая технология удаления и переработки навоза предусматривает в комплексах лишь частичное использование его на удобрения. Основная часть органических и минеральных веществ теряется в процессе биологической очистки, то есть попросту попадает в поверхностные и грунтовые воды и реки (П. Д. Попов, С. Н. Юркин, 1985; В. И. Заварзин, 1985).
Так, например, на свинокомплексе "Владимирский" поголовье свиней составляет 108 тыс. (количество животных, насчитываемое за год). На комплексе образуется ежегодно 45 тыс. т твёрдой фракции жидкого бесподстилочного навоза и 1200 тыс. м3 навозных стоков. С ними ежегодно сбрасывается в овраги и в реку Клязьму около 1720 т азота, 1100 т фосфора, 1000 т калия и многие сотни, а в сумме, тысячи тонн комплексных химических удобрений (И. Ф. Коровин и др., 1984).
Из приведённого видно, что значительная часть химических заводов по производству химических удобрений фактически работала только для загрязнения окружающей среды, рекламируя свою продукцию в ущерб использованию более дешёвых и эффективных местных органических удобрений в виде подстилочного навоза. По данным учёных Ленинградского института озероведения, в Нечернозёмной зоне 60% удобрений, полученных от животных, уходит в воду. Здесь недоиспользовано органики: в 1965 году – 63 млн. т, в 1975 году – 94 млн. т и в 1985 году – 112 млн. т. В целом по стране, потери органики выражаются в астрономических цифрах – более 750 млн. т (А. Т. Гуленко, 1987; Ф. Т. Моргун, 1988). Отказ от производства, накопления и использования подстилочного навоза привёл к тому, что предприятий по переработке навоза скотокомплексов в органические удобрения пока нет. Скопляясь за зиму около ферм, навоз смешивается со снегом. Весной потоки навозной жижи из-под буртов и из переполненных прудов-накопителей текут ручьями в овраги и реки. Само сельское хозяйство оказалось источником опасного загрязнения окружающей среды. Отходы полей и ферм, если их не обезвредить, становятся таким же бедствием для природы, как и выбросы и отходы многих промышленных предприятий.
Земледельческие поля орошения, куда должны поступать жидкие навозные стоки, существуют только на бумаге, а там, где они есть, они перегружены и не обеспечивают возлагаемых на них надежд. В последних сообщениях исследователей из Всесоюзного научно-исследовательского проектно-техно-логического института органических удобрений (ВНИПТИОУ), указывается, что систематическое внесение высоких доз навозных стоков (N = 300–500 кг/га) приводит к накоплению нитратного азота во всех анализируемых горизонтах почв. А это, в свою очередь, – к увеличению в травах содержания нитратов, превышающего значение предельно допустимой концентрации (С. И. Тарасов, Н. А. Кумеркина, 1987).
В результате отказа от подстилки почва вместо органики получает только химические удобрения, истощается, утрачивает гумус и плодородие. Для подъёма урожайности нужны новые повышенные дозы уже комплексных химических удобрений, новые срочные капиталовложения в строительство химических гигантов. Эти химические гиганты и травят вокруг себя всё, добавляя в потребляемую нами воду и пищу новые соединения с токсическими свойствами и непредсказуемым воздействием на всё живое.
Химизация сельского хозяйства и её влияние
на здоровье людей и животных
Содержание пестицидов и нитратов в овощах и другой зелёной продукции зачастую существенно превышает предельно допустимые концентрации. Последствия известны: наблюдаются патологические явления у людей и животных в виде расстройства желудочно-кишечного тракта, нарушения обменных процессов, снижения лактационной способности, изменения иммунологического статуса, развития метгемоглобинемии?, заметного ухудшения условий воспроизводства почвы, животных, населения, а также в виде появления признаков генетических сдвигов в популяциях животных и населения, возрастания заболеваемости раком.
Медицина и ветеринария справиться с нарастающим потоком подобных заболеваний не в состоянии. Без принятия решительных мер по воспроизводству здоровой почвы и всей биосферы поток заболеваемости среди населения и животных может превратиться в селевой.
При производстве различных химических удобрений и пестицидов химические реакции протекают с образованием большого количества промежуточных и побочных химических продуктов, обладающих самыми различными вредоносными свойствами. Очистить от них получаемые химические удобрения, химические средства защиты растений не представляется возможным, тем более что многие из них примешиваются, практически, в ничтожных количествах. Свойства этих, очень многочисленных, промежуточных и побочных продуктов химических реакций остаются неизвестными.
Парадоксальность сложившейся ситуации в том, что химизация сельского хозяйства с широким использованием различных ядохимикатов позволила не только повысить урожайность полей, но вызвала необходимость усиливать и расширять мероприятия по охране здоровья населения, особенно детей.
Уровень младенческой смертности является одной из важнейших медико-демографических характеристик состояния здоровья населения. В настоящее время у нас в стране она в 2,4–5 раз выше, чем в США, Франции, Великобритании, ФРГ, Японии. Причина столь высокой детской смертности заключается также и в бездумной химизации сельскохозяйственного производства. Этот химический геноцид обусловлен незнанием воздействия химических удобрений и ядохимикатов.
По состоянию на 1992 год, в России очень мало здоровых детей – не более 4%. Остальные имеют отклонения в состоянии здоровья ("Известия", 1992, 27 мая). Здоровье ребёнка, как известно, закладывается в чреве матери и окончательно формируется в первый год его жизни. Если это упущено, то в последующие годы никакими отменными яствами и курортами его не восстановить.
В последние годы анемия (малокровие) – самое распространённое заболевание беременных. Главная её причина – плохое, несбалансированное питание продуктами, часто содержащими пестициды и нитраты при недостаточном содержании витаминов.
Обратим внимание и на то, что происходит в окружающей нас живой природе.
Последние 15 лет профессор И. Измайлов со студентами-биологами Владимирского педагогического института ежегодно проводит учёт птиц на постоянных маршрутах в пойме Клязьмы, у села Пенкино (под Владимиром). Результаты получаются грустные.
Количество ранее многочисленных полевых жаворонков и луговых чеканов катастрофически сокращается. Если в первом пятилетии на постоянных учётных площадках гнездовались 115 пар полевых жаворонков и 57 пар луговых чеканов, то в третьем пятилетии (1983–1987 годы), на этих площадках было отмечено первых 11 пар, а вторых – 24 пары. Реже и реже встречаются жёлтая трясогузка, кустарниковая камышевка, садовая славка, соловей, зелёная переспешка. А такие ещё недавно обычные виды,
как кулик-чибис, речной сверчок и соловей-варакушка, в последние годы перешли в категорию редких.

Одной из причин снижения численности луговых птиц, по мнению профессора И. Измайлова, является использование протравленных семян на распаханных поймах. Эти семена подбираются луговыми птицами, что приводит к их гибели. Другая причина – применение ядохимикатов в пойменных ландшафтах в целях борьбы с вредными насекомыми, что также сопровождается массовой гибелью животных, в том числе и птиц (газета "Призыв", 1988, 5 июля).
В сельском хозяйстве просматриваются те же тенденции. В сельское хозяйство Владимирской области с 1982-го по 1987 год было направлено 1,1 млрд. руб. капитальных вложений, большое количество техники, минеральных удобрений и пестицидов с целью решения Продовольственной программы области. Однако результаты оказались ниже ожидаемых. Во многих хозяйствах в 1986 году урожайность зерновых составила менее 10 ц/га. В области среднегодовой урожай клубней картофеля за пять лет (1989–1993 годы), составил лишь 62–67 ц/га. Сохранность картофеля очень низкая. В пятидесятые и начале шестидесятых годов (в период до массовой химизации сельского хозяйства) средняя урожайность картофеля была 180–220 ц/га.
Те же тенденции наблюдаются и в животноводстве. Например, выход молодняка на 100 отёлов коров составил 86 голов, а в ряде районов – 60–65 голов (вместо 110–120). Приплод поросят составил всего 14–15 голов от свиноматки, а в некоторых хозяйствах – 6–7 (вместо 22–24). Новорождённые поросята в значительной степени нежизнеспособны и погибают в первые дни и недели. Особенно большой отход поросят на свинокомплексе объединения "Клязьменское", который работает на государственных кормах. За восемь месяцев 1987 года здесь недополучено к плану 5000 поросят из-за падежа. Судя по материалам областной газеты "Призыв", эта тенденция наблюдалась и в 1988, 1989 и 1990 годах.
Пагубное воздействие на человека и окружающую среду широкомасштабного использования ядохимикатов в сельскохозяйственном производстве осознали на Западе к 1985-му году.
В 1985 г. из Токио поступила информация, что значительная часть населения Японии поражена диоксином – крайне опасным для человека ядом, вызывающим генетические заболевания. Об этом заявила на состоявшейся в городе Мацуяма пресс-конференции группа специалистов университета Эхиме. Произведённые ими исследования показали, что в клетках у большинства японцев содержится значительная концентрация диоксина. А теперь вспомним, что в Японии уровень использования пестицидов был самым высоким в мире и достигал к 1985 году трёх килограммов на гектар. Тревогу учёных Японии поддержали учёные США, Западной Европы и многих других стран, и она не осталась без внимания населения и власть имущих. В развитых странах произошла переориентация потребительского спроса в сторону "холических" продуктов (выращенных без применения химических средств). Теперь характер спроса способствует внедрению в сельское хозяйство развитых и многих развивающихся стран биотехнологии. Для западноевропейского, североамериканского, японского хозяйства в настоящее время характерны решительный отказ от ядохимикатов, опасных для человека стимуляторов роста животных, сокращение применения химических удобрений.
Европейский парламент принял в 1985 году решение о запрещении с 1 января 1988 года во всех странах ЕЭС "использования любых гормональных препаратов, как натуральных, так и искусственных, для повышения привесов скота". Запрещение касается и импорта из третьих стран мяса, полученного с использованием гормонов и пестицидов (МЭМО, Экономический обзор за 1985–1986 годы – М., 1986;"Правда", 1987, 5 сент.; "Правда", 1988, 16 авг.). Запрещены там к использованию в откормочном животноводстве полноценные, но дешёвые микробно-дрожжевые белковые корма типа белково-витаминного концентрата (БВК), получаемого из дрожжей, выращиваемых на очищенных парафинах нефти. Добавка БВК в корм животных приводит к резкому увеличению прироста их массы. Но как показали исследования, потребление такого мяса постепенно ведёт к развитию аллергии, а у детей – острых диатезов, к потере иммунитета, то есть к тем же результатам, что и использование пестицидов. И это пострашнее нашумевшего СПИДа в том смысле, что от него ещё можно уберечься, а от неумеренного и неумного применения такого рода добавок – нет (вернее, это очень трудно и для многих практически невозможно). Вот почему микробиологические кормовые добавки в развитых и развивающихся странах также запрещены и заменены белковыми концентратами из сои (Реймерс Н. "Не запятая, точка"//"Наука и жизнь", 1988, № 8, с. 10–14).
От использования этих добавок у себя отказались и США, хотя там продолжают развивать и совершенствовать технологию их получения. В Италии и Франции ещё в семидесятые годы началось общественное движение против БВК. В Италии заводы по их производству были буквально сметены с лица земли.
В нашей стране организация производства БВК (торговое название "паприн") также сопровождалась волнами протестов. И вовсе не потому, что была плоха сама биотехнология его получения или допускались выбросы аэрозоля, а потому, что аллергены паприна проникают с мясом и молоком животных в организм человека и вызывают у него нарушения иммунологической системы защиты, особенно у детей. Очистить паприн от аллергенов – дело пока технологически невыполнимое. В этом вся суть проблемы использования паприна в животноводстве.
В ФРГ разразился крупный скандал, связанный с применением в животноводстве запрещённых гормональных препаратов. В результате проверки на земле Северный Рейн-Вестфалия выяснилось, что с помощью этих гормонов скотопромышленники ускоряли рост откармливаемых бычков, свиней и птицы. Резко снизился спрос на говядину, свинину и битую птицу. Мясоторговцы несли убытки. Среди населения возникла паника. Тревожные сигналы о применении запрещённых препаратов поступали из разных земель ФРГ, "гормональный скандал" разрастался. Правительство приняло меры против таких скотопромышленников – их скот был уничтожен. Средства массовой информации не скрывали от населения, что гормональные препараты, применявшиеся скотоводами, содержат канцерогенные вещества, способствующие, при повышенных дозах, возникновению раковых заболеваний. Как утверждает федеральное ведомство здравоохранения, употребление мяса этих телят не вызывает непосредственной опасности для здоровья людей, но закон о продуктах питания запрещает его употребление в пищу ("Правда", 1988, 16 авг.). Запрещены там и многие химические удобрения и пестициды.
В нашей стране достижение рубежей, намеченных Продовольственной программой, связывалось со всесторонней химизацией сельского хозяйства. Намечалось широкое внедрение интенсивных технологий возделывания сельскохозяйственных культур, в основе которых было увеличение объёмов применения минеральных удобрений, пестицидов, химической мелиорации почв, возрастание роли агрохимической службы в высокоэффективном использовании средств химизации в борьбе за урожаи ("Совершенствовать работу Агропрома"//"Правда", 1987, 25 дек.).
Такая односторонняя ориентация для достижения намеченных рубежей, связанная со всесторонней химизацией сельского хозяйства, осуждена как вредная для здоровья людей и животных. Но, к сожалению, альтернативное (органическое) земледелие в России не получило пока поддержки со стороны государства и его соответствующих институтов.

Химизация сельскохозяйственного производства – фактор, разрушающий почву и снижающий её плодородие.

Химические удобрения на малогумусных почвах применять — фундамент жизни (почву) разрушать!
Автор этой книги не против хороших химических удобрений. Они нужны. Но они нужны как лекарство для больного, строго определённое и в необходимой дозировке. Известно, что имеются почвы, в которых мало фосфора. Его необходимо добавить в определённой дозе. Есть почвы, в которых недо-стаёт тех или иных элементов питания растений – их надо вносить.
Но "удобрять" почву такими высокотоксичными веществами, как обезвоженный аммиак, аммиачная вода, углекислый аммоний – это непонимание того, что почва – живой организм и её можно отравить и даже убить.
Ещё более опасны такие средства борьбы с вредителями сельскохозяйственных культур, как ДДТ – диоксин, входящий в состав многих гербицидов, дефолиантов. Эти вещества обладают чрезвычайной токсичностью и сохраняют её в почве 150 и более лет. Это яды, вызывающие поломку наследственного (генетического) аппарата и, кроме того, увеличивающие количество заболевших раком, снижающие уровень иммунной защиты животных и человека. Использование их не принесло заметных успехов в борьбе с вредителями за сохранение урожая, но нанесло непоправимый урон и огромный вред здоровью населения и животных.
К большому сожалению, в 50-е и начале 60-х годов нашего столетия учёным и практикам сельскохозяйственного производства в СССР и других странах не хватало знаний о почве, о воспроизводстве её плодородия, о роли и значении в этом процессе почвенного сообщества животных. Перед страной в годы бурного строительства заводов и городов, освоения новых промышленных регионов, переселения огромного количества сельского населения (производителей сельскохозяйственной продукции) в новые и расширяющиеся старые промышленные города и центры (с превращением производителей в потребителей сельскохозяйственной продукции), возникла проблема увеличения валового сбора урожая меньшими силами. Решение виделось в химизации сельскохозяйственного производства или в расширении посевных площадей за счёт распашки целинных и залежных земель. Выбор был сделан – началось массовое освоение целинных и залежных земель. В течение ряда лет было распахано и засевалось дополнительно более 46 млн. гектаров земли. Но и эта дополнительная посевная площадь, в силу ряда причин, не позволила решить продовольственной проблемы СССР. Зерно и продовольствие приходилось закупать заграницей в ежегодно возрастающем количестве.
Волей-неволей пришлось вернуться к проблеме химизации сельскохозяйственного производства. К началу шестидесятых годов появились сведения об увеличении урожайности на полях, обработанных химическими удобрениями, об успешной химической борьбе с сорняками, различными вредителями сельскохозяйственной продукции. В частности, было показано, что на каждый килограмм комплексных химических удобрений, внесённых в почву, возможно получать 10 и более килограммов зерна. Был сделан опаснейший вывод: чем больше внесём минеральных удобрений в почву, тем больше получим хлеба, овощей, кормов, мяса и молока. Был провозглашен лозунг: "Коммунизм – это советская власть, плюс электрификация, плюс химизация народного хозяйства". И началось...!
А парадокс заключался в следующем: чем меньше земля давала урожая с годами, тем больше требовалось вносить химических удобрений на гектар полей. В начале восьмидесятых годов агрохимической наукой было предложено удобрять поля обезвоженным аммиаком, аммиачной водой, углекислым аммонием и другими, вредными для почвы, химическими удобрениями – сильнейшими ядами для всего живого. В связи с этим позволительно упомянуть, что врачи-хирурги используют 0,25-процентный раствор аммиака для дезинфекции кожи рук перед операцией. Даже такой слабый раствор практически моментально губит микрофлору и делает руки стерильными.
Теперь можно констатировать: на полях, обработанных обезвоженным аммиаком или аммиачной водой, почва лишилась всего живого и стала стерильной, то есть лишилась почвенной микрофлоры, микро- и макрофауны – основных воспроизводителей гумуса почвы, а урожайность едва окупает затраты, так как получают менее 10 ц/га зерновых единиц при использовании всего химического арсенала. Почвы превратились в гидропонику. На гидропонике можно получать урожаи, но качество их и количество оставляют желать лучшего. А главное – для этого нужно строго дозированное использование сбалансированных между собой химических элементов питания растений. Это дорого и сложно.
Как известно, начиная с 1982 года, в химизацию сельскохозяйственного производства были вложены огромные миллиарды денежных средств. Но возрастания урожаев не произошло. Наоборот, урожаи снижались ежегодно и неуклонно. Фактическая окупаемость химических удобрений составила к 1986 году 2,4 кг зерна на 1 кг внесённых минеральных удобрений (А. Т. Гуленко, 1987), по другим данным – 6,6 кг зерна (В. Милосердов, 1988).

Статистические данные по США также свидетельствуют о том, что по мере увеличения потребления химических удобрений урожайность растёт более медленными темпами. Если в 50-е годы отношение прироста урожая зерновых к объёму потребления минеральных удобрений составляло 10:1, то в
60-е годы оно снизилось до 8,5:1, в 70-е – до 7,9:1, а в 80-е – до 7,3:1 (В. И. Седов, 1987).
Химические удобрения способствуют усиленной минерализации гумуса в почве. По данным ВНИПТИОУ (1986), за последние 20–25 лет на площади около 200 млн. га пашни отмечено значительное сокращение количества гумуса. В своих отчётах учёные приводят данные о том, что сто лет тому назад корифей отечественного почвоведения Докучаев отмечал наличие в чернозёмах Центральных чернозёмных областей России и Украины 10–14% гумуса. Сейчас осталось только 3–4%, что существенно ухудшило водно-физические свойства почв, обеспеченность культурных растений влагой, воздухом, элементами питания. Если учесть, что уменьшение гумуса в почве на 1% приводит к снижению урожая примерно на 5 ц/га зерновых единиц, то ежегодный недобор урожая только за счёт убыли гумуса в целом по стране составляет около 40 млн. т зерновых единиц. Чтобы компенсировать только этот недобор зерна, необходимо ежегодно увеличивать производство химических удобрений минимум на 10 млн. т действующего вещества. Это – непосильное бремя, к тому же пагубное для природы.
И если широкое внедрение интенсивных технологий возделывания сельскохозяйственных культур с увеличением объёмов применения химических удобрений, пестицидов, химической мелиорации почв позволило временно повысить урожайность, то оно же привело за многие годы их применения не только к потере гумуса, но и к деструкции почвы, превращению её в лёссоподобную массу, не способную впитывать и удерживать воду, подверженную водной и ветровой эрозии, к снижению её естественного плодородия, к необходимости более тщательной обработки её машинами. В итоге, это привело к разрушению почвы на огромных площадях и снижению валовых сборов зерна, овощей, кормов.
Использование больших доз химических удобрений, высокоинтенсивных обработок почвы резко снизило в ней количество почвообразующих животных (местами до полного их исчезновения), и процесс почвообразования (гумусообразования) резко пошёл на спад. Оказалось, что химические удобрения –это допинг для почвы, который срабатывает, если в ней есть гумус. Но, как показала практика, нельзя жить только на допинге. Химизация почвы – это способ взятия урожая авансом, в долг. В долг берём у потомков. По данным разных авторов (ВАСХНИЛ), таких безгумусных гектаров накопилось от 136 до 152 млн. Это – более половины пахотного клина СНГ. Почвы на этих полях не воспроизводятся, даже если на них вывозить органику. Перерабатывать её там в гумус – некому.
Химические удобрения не могут в полной мере восполнить убыль питательных элементов и совершенно не компенсируют убыль из почвы гумуса ("хлеба для растений").
Положение усугубилось с началом широкого использования пестицидов – опаснейших ядов для почвы полей. Использование их оказывает отрицательное влияние на многие группы почвенных организмов, в том числе, как рассказывалось выше, и на дождевых червей. Более того, многие пестициды разрушают природные ферменты и комплексоны гумуса, необходимые для жизни растений, вызывают разбалансирование естественного состава почвы, ведут к уменьшению содержания в ней гумуса и подвижных форм фосфора, калия и других элементов. В силу этого, использование пестицидов на наших полях – недопустимо и должно быть исключено. Это – тезис учёных нашего времени и широкой общественности, озабоченных экологическими последствиями развития цивилизации. Он находит всё большую поддержку как среди потребителей, так и среди производителей сельскохозяйственной продукции развитых и развивающихся стран. Учёные многих стран ищут и находят новые биологические средства борьбы с сорняками, насекомыми-вредителями, с болезнями растений, безопасные для окружающей среды, для здоровья животных и человека. (А. М. Уголев. "Естественные технологии биологических систем". – Л., "Наука", 1987).
Некоторые современные писатели и учёные требуют изменения сельскохозяйственной политики в нашей стране. Они предупреждают, что дальнейшее разрушение почвы терпимо быть не может. Иначе, через десять-пятнадцать лет наши сельскохозяйственные ресурсы придут в окончательный упадок, и мы окажемся одной из самых малоземельных и низкоурожайных стран (С. П. Залыгин, 1987; И. В. Петрянов-Соколов, 1987; В. Легасов, 1987). "Когда почвы истощаются и сельскохозяйственные культуры не получают достаточного питания, часто голодают люди" (Лестер Браун. "Земля в беде"//"За рубежом", 1988,
№ 44).
Как остановить этот процесс? Что необходимо предпринять для увеличения содержания гумуса в почве? Эти вопросы давно волнуют учёных, агрономов и почвоведов. Традиционное земледелие, пока оно существует и, вероятно, ещё долго будет существовать, нуждается в органических удобрениях. В результате применения химических удобрений и пестицидов почвы истощились, и вновь пришлось вернуться к использованию в качестве удобрений навоза и компостов. Но возврат к использованию органических удобрений для улучшения физико-химического состояния почв и повышения их плодородия должного эффекта уже не даёт, что связано, как показано выше, с деградацией почвенной зоофауны, особенно люмбрикофауны (популяций червей), в результате длительной и интенсивной химизации сельскохозяйственного производства.

Был длительный период, когда навоз принято было считать обременительным отходом животноводства, особенно в крупных животноводческих комплексах. Использование его на удобрения технологией не предусматривалось. Удаление его из скотокомплекса производилось с помощью гидросмыва: технологично, удобно, дёшево и чисто.
Возможность использования навоза в качестве органического удобрения – идея не новая. Но технология эта – биологически малоэффективная, низкорентабельная, энергоёмкая, особенно на интенсивно химизированных почвах.
Как показано Н. М. Черновой (1966) и Б. Р. Стригановой (1980), избыточное количество навоза, запаханного в почву, почти полностью подавляет типичную почвенную фауну. Поэтому навоз как удобрение создаёт временное нарушение жизни почвенного сообщества, связанное с гумификацией навоза, что снижает плодородие почвы в этом сезоне. Агрономы и почвоведы также знают, что органические отходы животноводства не всегда можно использовать как удобрение под сельскохозяйственные культуры. В частности, свиной навоз не находит широкого применения в качестве удобрения, что объясняется его высокой влажностью и медленным разложением в почве. В больших буртах он плохо компостируется: длительность компостирования до 3 лет. При длительном хранении бесподстилочного навоза, патогенная микрофлора в нём выживает продолжительное время, так как высокая влажность и большое содержание в нём аммиака и хлоридов препятствуют размножению термофильных микроорганизмов. Поэтому биотермические процессы в бесподстилочном навозе не развиваются (то есть он не разогревается).
Тем не менее, опыты ежегодного внесения в нехимизированную почву навоза или органо-минеральной смеси приводят к увеличению содержания гумуса в ней. Но для поддержания бездефицитного баланса гумуса в почве требуется вывозить ежегодно более 15 т/га органических удобрений. Такого количества органических удобрений в стране нет, а общие затраты при этом сравнительно высокие. Окупаемость 1 т органических удобрений составляет около 12 кг зерновых единиц в год (ВНИПТИОУ, 1988). Этого для решения продовольственной проблемы явно недостаточно. Поэтому каждый садовод, огородник, фермер может решать проблему повышения плодородия почв и получения экологически чистой продукции с помощью червей. А если учесть тот факт, что импортные продукты, поступающие на рынок нашей страны, в большинстве своём вредны для человеческого организма?, то другого пути для сохранения окружающей среды и здоровья людей – просто нет.
Для вас, садоводы
Биологическая защита сада-огорода от вредителей
Для защиты сада-огорода от вредителей, мой дед, Игонин Василий Васильевич, разводил на садовом участке муравьёв, ос, шмелей, божьих коровок.
В каждом углу сада он устанавливал большой старый трухлявый пень. Вокруг пня, на расстоянии 20–80 см, он делал кольцо из еловых (сосновых) опавших иголок высотой 10 см в виде валика. Затем приносил из леса в мешке большую муравьиную кучу вместе с муравьями и вываливал её на подготовленный пень. Муравьи приживались, обустраивали свой муравейник, перетаскивая еловые иголки (строительный материал) в свой дом. Через некоторый период муравьи были видны на плодовых деревьях, кустах смородины, вишни, огородных грядках. Работали они усердно, перетаскивая в муравейник очень большое количество различных насекомых, личинок и даже гусениц.
Для разведения шмелей дед делал домики. Это были маленькие дуплянки, с величиной полости не более кулака. Дуплянка (из липы, бересты) закрывалась наглухо. Сбоку делалось отверстие, в которое вставлялась трубочка из бересты, диаметром в палец, длиной около 15 см. Дуплянки он устанавливал в основании плетня (забора из прутьев), прикрывая каждую из них большим куском бересты (защита от дождя). К осени все дуплянки были заселены шмелями.
Кроме таких дуплянок, он устанавливал в плетне (заборе) трубочки из толстого камыша или из обрезков бамбуковых лыжных палок. Трубочки, длиной 15–20 см, затыкались с одного конца пробкой.
Устанавливал их дед почти горизонтально, но со слегка приподнятым закрытым концом (чтобы дождевая вода их не заливала). В этих трубочках устраивали свои гнёзда мелкие дикие пчёлы – прекрасные опылители цветковых растений.
В саду у деда росли красная и чёрная бузина, огромный куст шиповника. Бабушка Варвара любила сажать цветы: ромашку белую и жёлтую, календулу, тмин, укроп, мяту, мак и многие другие. Каждый цветок привлекает своих насекомых и жуков на пользу всему огороду.
В саду-огороде плодов и ягод было обилие.

К своему удивлению, я понял мудрость и оценил знания деда и бабушки только после того, как стал знакомиться с основами биологического земледелия и садоводства. На моё счастье, к тому же в журнале "Новый фермер" появилась статья Дж. Понкавейдж и Д. Мэтью-Герингер "Благодатные бордюры". Журнал издаётся не очень большим тиражом и многие его не видели и, вероятно, не знают его, хотя он прекрасно иллюстрирован цветными фотографиями, схемами и содержит обилие самых необходимых сведений по ведению дел в фермерском хозяйстве. В упомянутой статье говорится об обеспечении защиты растений в саду-огороде от вредителей биологическими средствами. Для этого, например, до-статочно запустить в него божьих коровок, трихограмм? или златоглазок.
Существует ряд растений, культивируя которые можно создать среду, привлекающую полезных насекомых (при обязательном отказе от использования любых пестицидов в саду!).
К полезным насекомым относятся следующие.
Журчалки. Уничтожают различные виды тли.
Паразитические осы. Существует много видов паразитических ос, в их число входит и трихограмма. Все они откладывают свои яички в яйца, личинки и тело взрослых особей насекомых-вредителей и убивают их.
Божьи коровки. Поедают многие виды других насекомых, в том числе тлю.
Златоглазки. Личинки этих насекомых питаются тлёй, червецами мучнистыми и щитовками, яичками бабочек и мелкими гусеницами.
Мухи. В зависимости от вида, мухи могут быть вредными или полезными. Несмотря на дурную репутацию этого насекомого, его полезные виды, в том числе тахины, являются очень ценными агентами биологической борьбы с вредителями.
Клопы хитрые. Являются разновидностью клопов-хищников. Питаются мелкими личинками, яичками насекомых, клещами и трипсами??.
Пауки. К насекомым не относятся, но являются свирепыми хищниками.
Среди растений, привлекающих насекомых – защитников сада, необходимо отметить следующие.
Пижма. Привлекает к себе божьих коровок, клопов хитрых, мелких паразитических ос, златоглазок и мух прежде всего своей кормовой ценностью. Пижмовая тля, например, питается соком растения и часто скапливается в больших количествах по краям его пильчатых листьев. Преимущество пижмы и в том, что настой из листьев пижмы отпугивает колорадского жука.
От себя добавлю: обильный травостой из пижмы хорошо использовать в компостах. В таком компосте не заводятся личинки медведки и майского жука.
Отвары из листьев и цветов пижмы содержат много различных витаминов, эфирных веществ, улучшают вкус кваса, теста, из цветов варят варенье.
Пупавка. Многолетнее растение, привлекательное для ос и мух. В период цветения покрывается множеством жёлтых цветков.
Бархатцы лимонные. Привлекают мелких ос и пауков. В грунт высаживают рассаду, в период, когда миновала опасность заморозков.
Тмин. Привлекает, в период цветения, клопов хитрых, пауков, мелких ос, журчалок и златоглазок. Его ароматные семена используют в хлебопечении и для приготовления маринадов.
Укроп пахучий. Привлекает божьих коровок, журчалок, мелких ос и пауков.
Гречиха. Является эффективным почвообразующим растением, увеличивающим содержание органического вещества при запахивании.
Медонос. Привлекает не только пчёл-опылителей, но и мух, божьих коровок, журчалок, клопов-хищников.
Мята колосовая используется для приготовления освежающего чая и в качестве отдушек. Мята привлекательна для мух и пауков.
Способностью привлекать полезных насекомых обладают многие виды бобовых, например, клевер пунцовый, клевер ползучий, вика. Они обеспечивают полезных насекомых постоянным кормом и влагой, обогащают почву азотом.
Чтобы обеспечить на весь сезон наличие цветущих растений, привлекательных для полезных насекомых, начинать нужно с тех, которые раньше зацветают, например, с гречихи, на смену которой придёт укроп пахучий. Сразу же нужно посадить бархатцы, календулу, чтобы они зацвели в середине лета. Следует выращивать пижму, донник и пупавку, цветущие длительное время, из года в год.
Задача использования полезных насекомых состоит не в полном уничтожении вредителей, а в контроле над их численностью.
При создании условий, которые сочетали бы благоприятную среду для полезных насекомых и декоративность, можно достигнуть естественного баланса между численностью вредных и полезных насекомых.
Некоторые полезные советы садоводам и огородникам
Для борьбы с колорадским жуком, по В. Марфинскому, опытные огородники селят на участках лесных муравьёв или разводят цесарок и индюков, которые быстро расправляются с вредителем. Хорош для борьбы с ним настои и отвары растений, таких как болиголов пятнистый, жимолость высокая или шпорник, лопух большой, перец стручковый, полынь горькая. Не поздоровится "американцу" и от растворов мочевины (100 г на ведро воды).
Но лучше всего, конечно, объявить войну жуку ещё с осени или во время посадки картофеля. Садовод-любитель В. Пикусев провёл такой опыт. При посадке картофеля в каждую лунку он подсыпал полуперепревшие хвойные опилки, или измельченную кору хвойных деревьев, или опавшую хвою. За всё лето ни разу не нагибался для сбора жуков. Правда, они появились в середине августа, что уже не влияло на урожай (АИФ, 1993. № 22).
Есть и другие сведения. Так, В. П. Белоусов из Москвы делится своими наблюдениями. У него – хороший старый сад. В течение последних девяти лет он не страдал от нашествий колорадского жука. По его мнению, секрет совсем простой: по всему саду хаотично растут две культуры – календула и конопля. Растут они без всякого ухода, а колорадского жука не было и нет.
А. Д. Иванов из Костромы производит посадку картофеля и бобов вместе, в одну лунку. Это обогащает почву азотом, а запах бобов отпугивает колорадского жука.
С. В. Сахненко из Киева делится опытом борьбы с медведкой. По его мнению, необходимо сделать жестяной ящик размерами 10x30x15 см, вкопать его в землю так, чтобы верхний край ящика был на уровне с верхним горизонтом почвы. Ящик следует прикрыть крупной сеткой из проволоки, продырявленой тряпки, марли и другим подобным материалом и присыпать землей. На дно ящика можно положить, увлажнив, тонкий слой земли или перегноя. "Эффект потрясающий – их столько туда набивается!" ("Новый фермер", 1992, № 2).
Аналогичный способ борьбы с медведкой предлагает использовать В. Белякина из Молдовы. Для этого выкапывают неглубокую траншею (10–15 см) и накрывают досками. Землю в траншее увлажняют и хорошо перемешивают с перепревшим навозом. Ранним утром медведок вылавливают и уничтожают ("Новый фермер", 1992, № 1).
В борьбе с вредителями можно использовать сами же растения.
Например, лук губительно действует на паутинного клеща, махорка – на капустную муху, чеснок и полынь – на крестоцветных блошек, помидоры – на медяницу, на тлю-пильщицу и огнёвку, запах сельдерея отпугивает капустную муху.
Огурцам и капусте большой вред наносят паутинный клещ и тля, причём чаще в период интенсивного формирования плодов. В этом случае растения опрыскивают настоем картофельной ботвы. Для его приготовления берут 1,2 кг свежей измельчённой ботвы и заливают её 10-ю литрами воды. Через 2–3 часа настой процеживают и сразу же проводят опрыскивание. Через 3–4 часа тля и паутинный клещ погибают.
Годится для уничтожения тли и клеща настой луковой шелухи. Её, уплотняя, насыпают в ведро до половины, потом до верха заливают горячей водой (60–70°C) и настаивают сутки. После этого в процеженный настой добавляют столько же воды (то есть разбавляют её вдвое) и проводят опрыскивание.
Так же готовят настой ромашки, но для опрыскивания стакан его разбавляют литром воды и добавляют туда 3 г хозяйственного мыла, растворяя его.
Если на грядках появилась капустная совка, белянка или моль, можно использовать и такой способ: нарвать листьев лопуха, измельчить их и, уплотняя, заполнить треть ведра, которое затем до краёв залить водой. Через трое суток процеженным настоем можно опрыскивать капусту. Повторяя обработку З–4 раза через каждую неделю, можно полностью избавить растения от повреждений (АИФ, 1993, № 22).
Вот ещё несколько растворов и настоев, приготовленных из трав и ботвы различных растений, табака, перца. Рецептами их приготовления делится с читателями "Нового фермера" (1992, № 1) И. Толоконникова. Эти настои и растворы эффективно уничтожают вредителей.
Ботву картофеля зелёную, массой 1,2–1,5 кг, или сухую, массой 0,6–0,8 кг, заливают 10 л воды и настаивают 3–4 ч. Настой процеживают и используют против тли и клещей.
Для уничтожения тли и листогрызущих вредителей 4–5 кг измельчённой зелёной ботвы, пасынков и других вегетативных частей томата (или 2 кг сухой ботвы томата) заливают 10 л воды и кипятят на небольшом огне 30 мин. Отвар настаивают. Раствор для опрыскивания готовят из расчёта: на 2–3 л отвара 10 л воды. Для лучшей прилипаемости в него добавляют до 40 г хозяйственного мыла.
Мелко нарубленную сырую полынь, массой 5 кг, или сушёную, массой 800 г, заливают 10 л воды, настаивают сутки и кипятят 30 мин. Затем процеживают. Перед опрыскиванием с целью уничтожения гусениц настой разбавляют водой в соотношении 1:1.

Для уничтожения листогрызущих гусениц, 1 кг сырых измельчённых или 250 г сухих растений черемицы Любеля (можно использовать также 100 г корневищ и корней) настаивают 3 ч в 10 л холодной воды, кипятят 30 мин, процеживают и опрыскивают.
Листья и корзинки соцветий аптечной ромашки собирают во время цветения. Сухое сырьё массой 1 кг настаивают в течение 12 ч в 10 л воды. Перед опрыскиванием против тли, клещей и гусениц настой процеживают, разбавляют водой в соотношении 1:3, добавляют 40 г мыла (на каждые 10 л раствора).
Для уничтожения тли, медяниц, клопов, гусениц, трипсов 400 г сухого табака или махорки настаивают сутки в 10 л воды, затем кипятят 2 ч. Перед опрыскиванием процеживают, добавляют 10 л воды и 40 г мыла (на каждые 10 л раствора).
Против медяниц, паутинных клещей, трипсов и других вредителей применяют также тысячелистник обыкновенный. Для этого 800 г сухих растений, собранных в начале цветения, кипятят 30 мин в 10 л воды, процеживают, добавляют 30 г мыла.
Неочищенный репчатый лук или чеснок посевной массой 300 г пропускают через мясорубку, настаивают 40–48 ч в 10 л воды, процеживают, добавляют 30 г мыла. Применяют против тли, паутинного клеща, медяниц.
Для опрыскивания против тли, клещей 10 г порошка горчицы настаивают 48 ч в 1 л воды, затем добавляют 4 л воды.
Против тли, медяниц, паутинного клеща 1 кг мелко нарезанных сухих растений или 500 г корней белены чёрной заливают 10 л воды и настаивают 12 ч, процеживают, добавляют 30–40 г мыла.
Горькие сорта стручкового перца применяют для борьбы с гусеницами, тлёй, медяницей, слизнями. С этой целью 1 кг свежих измельчённых плодов или 500 г сухих кипятят 1 ч в 10 л воды, в закрытой эмалированной посуде. Отвар настаивают 48 ч, процеживают, разливают в плотно закрывающиеся бутылки и хранят в тёмном прохладном помещении. Для опрыскивания деревьев до распускания почек берут 0,5 л концентрата и 40 г мыла на 10 л воды. Через 10–15 дней после распускания почек и летом деревья опрыскивают раствором: 100–120 г концентрата на 10 л воды.
Широко применять уплотнённые посевы советует А. В. Чиннов из г. Чапаевска Самарской области. Например, лук и морковь, если их выращивать на одной грядке, не поражаются личинками морковной и луковой мух и дают суммарный урожай с 1 м2 больше, чем при выращивании на "персональных" грядках ("Новый фермер", 1993, № 1).
И. Попов (АиФ, 1993, № 22) делает смешанные грядки, например, картофель сажает с фасолью, горохом, бобами. Вместе сеет петрушку, лук, редис или морковь, или лук, петрушку, шпинат. Культуры при этом не поражаются никакими вредителями, а урожай хороший.
Фермеры-овощеводы считают идеальным выращивание томатов вместе с одуванчиками. Одуванчик, а также другие растения семейства латука защищают томаты от почвенного гриба фузариум, обнаруженного в стерилизованной почве, используемой в промышленных теплицах. Воздействуя на корневую систему томатов, гриб вызывает поражение кроны и корней. При этом серьёзно страдает урожайность. На основе проведённых экспериментов было установлено, что зеленные культуры, такие как шпинат и латук, способствуют накапливанию в почве микроорганизмов, необходимых для борьбы с грибом.
Научные сотрудники опытной станции Харроу (Канада) обнаружили ещё одно преимущество одуванчика. Найденная в одуванчике цикорная кислота связывает железо в почве, лишая, тем самым, гриб фузариум необходимых питательных веществ, что предотвращает поражение корневой системы и кроны томатов ("Новый фермер", 1991, № 4).
Многих садоводов и огородников интересует вопрос, как избавиться от проволочника, поражающего клубни картофеля. Проблема эта действительно неприятная и разрастающаяся по масштабам до проблемы борьбы с колорадским жуком. Поэтому есть необходимость более подробного пояснения условий появления его на участках.
Проволочники – это личинки жуков-щелкунов. Генерация жуков 3–4-годичная. Их яйца слегка овальные, белые, гладкие, размером 0,8–1,5 мм. Личинки жуков (проволочники) – до 25 мм, удлинённые и жёсткие, жёлтого цвета. Жуки-щелкуны весной, по мере прогревания почвы в апреле, выходят на поверхность, держатся в затенённых и увлажнённых местах, преимущественно со злаковой растительностью и многолетними травами. Самки откладывают яйца в почву на глубину 1–5 см, предпочитая посевы озимых и яровых хлебов. Развитие яиц продолжается 12–20 дней, из них появляются личинки, которые живут в почве 3–4 года. Закончив развитие, личинки окукливаются в июне на глубине 8–15 см. Через 2–3 недели из куколок выходят жуки, которые остаются в почве до весны.
Вредят, в основном, личинки. Они повреждают высеянные семена разных культур, всходы, корни, подземную часть стебля, вгрызаются в корневища и клубни.
Борьбу с проволочником лучше начинать ранней весной (в тёплые дни апреля). На участке раскладывают, в небольшие углубления в почве, прошлогоднюю полуперепревшую траву (солому или сено), увлажняют эти кучки и закрывают досками. Проволочники с охотой в них перебираются в поисках пищи. Через день-другой трава будет заселена проволочниками. Её необходимо собрать и сжечь на костре. Операцию можно повторить несколько раз. Используют и такой довольно трудоёмкий, но эффективный приём. За две недели до посадки картофеля на участке высевают гнездами, по 5–7 зёрен, через 70 см ячмень или овёс. При появлении всходов их выкапывают и выбирают проволочников. Перед посадкой, картофель "протравливают" в слабом (фиолетовом) растворе марганцовки или настое чистотела. На заражённых проволочником землях полезно высаживать бобовые, гречиху, чистотел. Обязательно необходимо проводить смену культур. Без этого землю можно загубить и надолго.
При учёте всего этого можно избежать многих неприятностей. Во-первых, вредные насекомые и многие другие почвенные животные, в том числе и проволочник, обычно не поражают растения, находящиеся на участке первый год. У них не адаптирована пищеварительная система к новому корму, и это ведёт к гибели большинства этих вредителей. Во-вторых, чередование растений даёт возможность обогатить почву азотом. Разные культуры по-разному вносят азотные соединения в почву.
Правильный севооборот позволяет полностью отказаться от использования пестицидов. Например, чередование бобовых и пропашных культур? – лучший способ борьбы не только с насекомыми-вредителями, но и с сорняками. Эта идея лежит в основе органического (биологического) земледелия – производства экологически чистых продуктов питания.
Конечно, на четырёх сотках трудно планировать севооборот: часть земли занята двулетними и многолетними культурами. Но опыт такой есть. Вот, например, как это делает Л. Илюхина из Камышина. Она разбивает огород на четыре части. На первом участке высаживает капусту, кабачки, патиссоны, тыкву, огурцы. Эти грядки нуждаются в большом количестве органических удобрений. Второй участок занимает томатами, луком, чесноком, редисом, зеленью. Эти культуры особых удобрений не требуют. На третьем растут морковь, редька, свёкла, брюква, петрушка корневая, пастернак. Эти культуры любят минеральные удобрения, золу. Четвёртый участок занимает картофель. Почву для него необходимо сдобрить компостом, а ещё лучше – биогумусом.
В следующем году растения необходимо переместить. Что росло на втором участке, пойдёт на первый. Что было на четвёртом, сместится на третий. Растения с первого участка пойдут на четвёртый (АиФ, 1993, № 22).
Независимо от того, как вы удобряете почву, необходимо ежегодно чередовать овощные культуры. Чем больше вы перемещаете культуры по своему участку, тем полнее используются возможности почвы. При выращивании одной и той же культуры на том же месте ежегодно возрастает вероятность появления вредителей. Если вы применяете эффективный севооборот, то обрабатывать землю на участке будете ежегодно в разное время, тем самым нарушая цикл развития многих вредных насекомых.
Кроме того, чередование бобовых культур сократит ваши потребности в удобрениях, так как бобовые обогатят почву азотом. Ещё одним преимуществом хорошего севооборота является накопление минеральных веществ в верхних слоях почвы корнями различных культур. Одно растение накапливает в корнях кальций, другое – марганец. А если чередовать культуры, то вы позволяете растениям потреблять минеральные вещества, накопленные в почве.

«Биостим»
Биологический стимулятор роста и плодообразования «Биостим» увеличивает урожайность любых сельскохозяйственных культур не менее чем на 30%, а при использовании с органическими удобрениями – до 100% и выше.
При этом он:
– ускоряет произрастание семян и увеличивает энергию их роста (в дальнейшем у растений формируется мощная корневая и листовая система, ускоряется рости);
– повышает приживаемость рассады и саженцев до 100% и способствует омолаживанию старых плодово-ягодных культур и виноградников;
– увеличивает устойчивость растений к заморозкам и засухе, к бактериальным, вирусным и грибковым заболеваниям (фитофтора, мучнистая роса и др.).

Биостим не токсичен (безвреден) и не требует каких-либо мер предосторожности при его использовании.

Производитель ООО «Взгляд», г. Ростов-на-Дону, проспект Кировский, 40.
Возможности препарата подтверждены рядом авторских свидетельств и патентов.

Срок хранения 5 лет. Хранить в сухом месте.

Способ приготовления
Содержимое пакетика (0,03 г) развести в 60-ти миллилитрах горячей не хлорированной воды, с температурой 50?–70?C. Плотно закрытую посуду с раствором укутать и дать настояться, пока не остынет до комнатной температуры. Препарат не растворяется как сахар, а отдаёт своё действующее вещество как чай. Наличие «чаинок» не мешает его использованию.
Полученный таким образом маточный раствор необходимо хранить в холодильнике, но не замораживать. Срок хранения – до одного-полутора месяцев. Раствор вне холодильника можно хранить не дольше 4–6 часов.
Рабочий раствор получается разбавлением маточного раствора. Для этого шприцем берётся 1 мл маточного раствора на каждый литр не хлорированной воды. Этот свежеприготовленный рабочий раствор надо израсходовать в течение 4–5 часов.

Принцип действия
«Биостим» – это фитогормон, проявляющий своё действие при миллионных и даже миллиардных разбавлениях. Влияя на ДНК клеток растений в малых концентрациях, препарат подаёт клеткам команду к делению, к последующему росту корней, стеблей, листвы, плодов.
Увеличенная концентрация Биостима воспринимается ДНК как команда прекратить рост.
Препарат не является продуктом химического синтеза, он выделен из съедобных растений.
См. инструкцию по применению препарата «Биостим»
Самым экономичным и эффективным способом использования
Биостима является добавление его в ЭМ-культуру в количестве
1 мл маточного раствора на 1 л ЭМ-препарата или ЭМ-экстракта.
При их последующем применении маточный раствор Биостима добавляется в рабочий раствор ЭМ-культуры в соотношении ? мл или 1 мл на литр.